В мире
Париж наш! Теперь и Франция может получить пророссийского президента
Виталий Попович
30 нояб
0
223
Франсуа Фийон. Фото: Reuters

В воскресенье на президентских праймериз правых и центристов во Франции сенсационную победу одержал бывший премьер-министр Франсуа Фийон. Избирателей не оттолкнули ни его радикальный консерватизм, ни его дружба с Владимиром Путиным и призывы к отмене санкций против РФ. Если Фийон все-таки победит на выборах, он станет новой приятной для Кремля сенсацией после Дональда Трампа и Brexit (а также менее сенсационных, но не менее приятных для Москвы побед на выборах в Болгарии и Молдавии). Как Фийон смог добиться столь значительного успеха и чем объясняется его симпатия к Кремлю.

Мистер Никто

Две недели назад во Франции никто не мог вообразить, что Франсуа Фийон, которого французская пресса малопочтительно именовала «Мистер Никто», победит на первичных выборах правых и центристов с абсолютно триумфальным результатом в 66,5%. Осторожного политика (впрочем, позволявшего себе порой весьма неосторожные заявления), не видели ни кандидатом, ни тем более победителем выборов и социологи, прочившие победу экс-премьеру Алену Жюппе или, на худой конец, Николя Саркози. Сам бывший президент публично называл своего премьера просто «сотрудником», а за глаза «жалким типом» и «лузером», не разглядев в нем потенциально сильного соперника. Вместе с тем, Фийон, который провел в тени гиперактивного президента пять лет, давно вынашивал планы реванша. Так получилось, что первым иностранным политиком, кому он сообщил о своем намерении баллотироваться на пост президента Франции, стал президент России Владимир Путин.

«Из всех французских политиков именно Фийон лучше знает Путина и более других ценит его», – считает журналист Бенжамен Спортуш, автор расследования «Франсуа Фийон и его друг Путин» в журнале L’Express. «Никакой дружбы между ними нет, а существуют нормальные деловые отношения, – возражает Арно Дюбьен, глава Франко-российского аналитического центра. – Оба политика были премьерами в одно и то же время (Путин 2008-2012, Фийон 2007-2012 — TI) и способствовали налаживанию франко-российских отношений».

Я возьму партию

Утром 7 мая 2012 года в кабинете Франсуа Фийона в Матиньонском дворце раздался телефонный звонок. После победы Франсуа Олланда накануне вечером Фийон готовился подать прошение об отставке своего правительства. Звонил ему Владимир Путин, также завершивший период своего премьерства и готовившийся к своей третьей президентской инаугурации. «Что ты теперь собираешься делать?», – поинтересовался Путин.  Спортуш, рассказавший об этом эпизоде, цитирует ответ Фийона: «Я возьму партию» (речь идет о намерении Фийона возглавить «Союз за народное движение», партию Саркози, что открывает прямой путь к выдвижению в президенты). О своем намерении баллотировать на пост главы государства Фийон официально объявил лишь год спустя.  Путин, таким образом, стал одним из первых, кому он рассказал о своих президентских планах. Подобные откровения в мире большой политики стоят дорогого.

Франсуа Фийон – политик осторожный. Он полная противоположность Саркози. Сторонник традиционных ценностей, практикующий католик, примерный семьянин. Провинциал, далекий от парижского политического бомонда. В отличие от Николя Саркози, часто мелькавшего на телеэкране, обожавшего произносить речи, не чуравшегося крепкого словечка и постоянно окруженного журналистами, Фийон предпочитал оставаться в тени, мало с кем откровенничал, изъяснялся лапидарно, а пресс-конференции собирал только «когда было что сказать» журналистам. Что скрывается за этой осторожностью: отсутствие харизмы и карьерный оппортунизм или тактика прагматика, негласно выстраивающего свои альянсы?

Я тебя уничтожу

Можно предположить, что Владимиру Путину поначалу было нелегко с Николя Саркози. «Я не пожму ему руку», – неосмотрительно обещал последний, отвечая на вопрос об отношениях с президентом Путиным в одном из интервью в октябре 2006 года.  В апреле 2005-го Саркози был первым европейским руководителем, посетившим Украину после «Оранжевой революции».  В Киеве он тогда подписал соглашение о том, что его партию, СНД, и «Нашу Украину» Виктора Ющенко «объединяют общие ценности». Но после первых встреч с кремлевским лидером Саркози перешел на куда более миролюбивый тон, хотя Путин еще некоторое время общался с ним то на «ты», то на «вы».

Были ли эти перемены следствием политической гибкости Саркози или следует верить хорошо известному эпизоду, описанному журналистом Николя Эненом в книге «Русская Франция»?

Первым выходом на арену международной политики для Саркози стал саммит «Большой восьмерки» в Германии в 2007 году. Тогда новоизбранный французский президент появился перед прессой в состоянии, напоминавшем алкогольное опьянение. На самом деле Саркози, как пишет Николя Энен, был в состоянии шока, а предшествовал ему следующий диалог тет-а-тет между российским и французским президентами.  «Я не Жак Ширак, — сказал тогда Саркози. – Со мной придется говорить об Анне Политковской, о правах человека в России, об убитых в Чечне». Так продолжалось несколько минут, в течение которых Путин безмолвствовал. Когда Саркози закончил, воцарилась пауза. Путин прервал молчание, весьма сухо заявив собеседнику: «Ты высказался? А теперь смотри». Он сблизил ладони: «Твоя страна такая. А моя – такая, — он широко развел руки в стороны. – Выбирай. Либо ты будешь продолжать в том же тоне, и я тебя уничтожу. Либо ты сменишь пластинку и сможешь стать царем Европы». Впрочем, никаких подтверждений подлинности этого диалога нет, и сомнений не вызывает только то, что отношения у Путина с Саркози и Фийоном сложились по-разному.

Стиснув зубы

С первых встреч с Владимиром Путиным Фийон прилагал немалые усилия, чтобы завоевать доверие российского лидера. Оба сразу же перешли на «ты». «Путин входил в число политиков, с которым Фийон встречался чаще всего, в среднем, два-три раза в год», – вспоминает Бенжамен Спортуш.

Фийон переживал тогда нелегкий период. Первые годы премьерства при кипящем активностью президенте дались ему тяжело. Саркози сам принимал решения, минуя главу правительства, а директор президентской администрации, всесильный Клод Геан, на пресс-конференциях напрямую раздавал указания членам кабинета. Саркози даже занял загородную резиденцию премьер-министров Франции, «Лантерн» (бывший охотничий павильон Людовика XVI), где, среди прочего, состоялся пышный банкет по случаю его женитьбы на Карле Бруни.

«Фийон сносит от Саркози такое, чего другой не перенес бы», — рассказывал в интервью газете Les Echos бывший премьер Ален Жюппе, тогда еще не соперник Фийона. «Это были тысячи унижений, Фийон это политик, который страдает молча», – читаем мы в книге «Кандидаты 2012 года», опубликованной группой анонимных журналистов «Софокл». В довершение ко всему у него начался радикулит (ишиас, воспаление седалищного нерва), который приносил ему невыносимые страдания. Он не мог подниматься по лестнице, а на трибуну Национального собрания вышел на костылях. Шесть месяцев понадобилось на лечение, а спас его тогдашний глава МИДа Бернар Кушнер, сам по профессии врач, посоветовавший хорошего кинезитерапевта. Последнего Саркози сразу же окрестил «каким-то костоправом».

Франсуа Фийон и Николя Саркози

Франсуа Фийон и Николя Саркози

В этот момент, в сентябре 2008 года, Путин (на тот момент — премьер), пригласил французского коллегу в свою сочинскую резиденцию. Вечер продолжился в бильярдной. Фийону, который никогда кия в руках не держал, удалось забить шар в лузу. Хозяин сочинской резиденции был доволен успехрм новичка. Можно только догадываться каких усилий стоила Фийону эта нескончаемая партия в бильярд, потому что боль в спине давала себя знать, вспоминает Бенжамен Спортуш, добавляя: Фийон играл стиснув зубы, он не мог отказаться от такого момента дружеского расположения российского лидера.

Другой знак дружеской поддержки французский премьер получил, когда оплакивал свою мать:  Владимир Путин подарил ему бутылку вина урожая 1931 г., года рождения покойной Анны Фийон.

Роман с «Мистралями»

За последний год во Франции вышло сразу две книги, посвященных сетям российского влияния во Франции. В обеих трудах в числе привычных французских «русофилов»(депутаты Тьерри Мариани и Ив Поццо ди Борго, Марин Ле Пен и др.) упоминаются и Николя Саркози, и Франсуа Фийон. «Францию разъедает российская пропаганда». Статью под таким названием опубликовала на днях в газете Le Monde историк Франсуаза Том.

Действительно ли Фийон русофил? «Он не русофил — он для этого недостаточно глубоко знаком с российскими реалиями», – говорит Жан де Буаю в своей книге «Антисекреты». Де Буаю,  советник Фийона в Матиньонском дворце, и Игорь Митрофанофф, спичрайтер бывшего премьера, оба русскоязычные русофилы, –  два активных игрока за кулисами франко-российских отношений. «Но в целом, он испытывает к России определенное уважение, — признает автор, добавляя: –  Ясно, что придерживаться пророссийской линии во Франции всегда было непросто».

Война в Грузии, история с «Мистралями», Украина и Сирия стали испытаниями, когда «пророссийская линия» стоила  французам-русофилам серьезных трений с партнерами по Евросоюзу и НАТО.

Про историю с продажей России французских вертолетоносцев класса «Мистраль» можно написать роман, где будут закулисные переговоры с торгом по принципу «ты мне – я тебе», авантюристы-посредники с севера Африки, иллюзии и жесткий расчет, история взлета и падения олигарха. Одни только официальные комиссионные за сделку составляли огромные суммы, не говоря о более «экзотических» выплатах, отмечал еженедельник L’Express.

Мистрали

Мистрали

Все началось в октябре 2008 г., когда адмирал Высоцкий, остановившись перед стендом DCNS (Дирекция по строительству военных кораблей) на салоне военно-морских вооружений Euronaval увидел макет «Мистраля» и заявил: «Меня интересует этот корабль!» Вслед за этим у адмирала Высоцкого была запланирована встреча с министром обороны в правительстве Фийона, Эрве Мореном, который впоследствии говорил, что именно он был инициатором сделки по продаже «Мистралей» России. Франсуа Фийон поддержал идею и вел, по словам тогдашнего министра культуры Фредерика Миттерана,  «трудные многочасовые переговоры» в Москве лично с Путиным.  «Трудные, несмотря на его дружеские отношения с российским президентом», –  подчеркивал министр, сопровождавший Фийона во время визита в Москву французской делегации в рамках года культуры Франции и России. С российской стороны сделку лоббировал сенатор Сергей Пугачев, член российско-французской правительственной комиссии, увидевший в «Мистралях» спасение для своего бизнеса, который ему в конечном итоге спасти не удалось. И Эрве Морен, и Фийон объясняли свою позицию экономическими соображениями – контракт мог бы помочь судостроительному заводу в Сен-Назере, гордости французского кораблестроения (там строились знаменитые круизные лайнеры-гиганты «Queen Mary 2», «Нормандия», а также военные корабли), попавшему в тяжелую ситуацию в контексте мирового финансового кризиса.

Новый Горбачев

Похоже, один только президент Николя Саркози имел некие геополитические соображения. В своем расследовании «Мистрали: как Саркози и Фийон уступили российским требованиям» журналист Венсан Жовер писал, что тогдашний французский президент находился в состоянии «преступного ослепления». Саркози считал, что Дмитрий Медведев, ставший в 2008 г. президентом РФ, это своего рода «новый Горбачев». С такой оценкой позиции Саркози согласен и Николя Энен: в отличие от Фийона, изначально ставившего на Путина, Саркози считал Медведева «новым Горбачевым». Несмотря на пятидневную войну в Грузии, он полагал, что партнеры Франции по НАТО и ЕС придерживаются такого же мнения и не будут возражать против сделки.

Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев

Однако возражения последовали и, прежде всего, от французских военных. Причем в самом оборонном ведомстве. Вице-адмирал Ксавье Петар, советник главы Минобороны Эрве Морена, выступил категорически против: «Не идет речи о том, чтобы продавать России судно, построенное по последнему слову военных высоких технологий». Его поддержал адмирал Эдуар Гийо, военный советник президента Саркози. Разногласия были жесткими, в прессе вспыхнула полемика. Однако Эрве Морен настаивал: «Давайте забудем про холодную войну, нельзя называть Россию партнером и одновременно отказывать ей в покупке наших вооружений». Ему вторил Фийон: «Россия изменилась, сегодня это демократическая страна», — заявлял он в ноябре 2008 года. В итоге Николя Саркози принял решение в пользу линии, которую защищали Фийон и Морен. Межправительственное соглашение по «Мистралям» было подписано 25 января  2011 года вице-премьером РФ Игорем Сечиным и новым министром обороны Франции Аленом Жюппе.  Расхлебывать эту историю пришлось президенту Олланду в самый разгар введения европейских санкций в отношении РФ после аннексии Крыма.

Отмена санкций?

Эрве Морен, верный союзник Франсуа Фийона, сегодня стоит во главе регионального совета Нормандии, славящейся не только камамбером и кальвадосом, но и своей мясомолочной промышленностью. В прошлом месяце Морен, который видит «большой потенциал в сотрудничестве с Россией», побывал в Москве с большой делегацией французских бизнесменов, в основном, владельцев фермерских хозяйств. «Французские коровы-нормандки скоро поедут в Россию?» — осторожно задается вопросом региональная пресса. В Москве Морен объявил, что в этом месяце замминистра сельского хозяйства РФ ожидается в Нормандии с тем, чтобы «ознакомиться с потенциалом французского региона».

В момент действия европейских санкций и ответного эмбарго РФ Эрве Морен утверждает: «Скоро российское эмбарго на импорт продовольственных продуктов будет отменено. Готовиться к этому надо уже сейчас. Нормандия должна быть во всеоружии, когда это произойдет».

Франсуа Фийон неоднократно высказывался в пользу отмены европейских санкций в отношении РФ. Нынешний пакет санкций действует до января 2017 года, и, если европейские призывы к выполнению Минских соглашений в Москве не будут услышаны, будут продлены еще на шесть месяцев. Вполне вероятно, что в июне будущего года Франсуа Фийон уже будет действующим президентом Франции. Пока социалисты не определились с кандидатом, опросы прочат Фийону победу над Марин Ле Пен во втором туре президентских выборов.

Сделает ли президент Фийон Францию страной, которая в одностороннем порядке, или, скажем, в альянсе с Болгарией, заблокирует санкции на европейском уровне? У Эрве Морена, похоже, есть свой ответ на этот вопрос.

В прошлом в своих отношениях с Россией Франсуа Фийон неоднократно колебался и называл Путина то диктатором, то демократом, «человеком с хваткой бульдога, но не лишенным обаяния». Несмотря на отчаянное сопротивление мэрии Парижа, он активно продвигал проект строительства русской церкви во французской столице и одновременно говорил своему министру культуры: «ты вообще представляешь себе эти золотые луковицы рядом с Эйфлевой башней?» Видимо, под впечатлением от монументальных скульптурных новшеств Москвы, он предупреждал того же Фредерика Миттерана: «Ты будь поосторожней, а то он подкинет тебе одного из своих скульпторов», когда речь шла о появлении на берегу Сены памятника в честь солдат российского экспедиционного корпуса, воевавших во Франции в Первую мировую. Выступая в рамках Валдайского клуба, он публично вопрошал, когда же в отношении Сирии Франция перестанет влачиться в шлейфе США? А с глазу на глаз спрашивал «друга Владимира»: «Зачем ты поддерживаешь этого мерзавца Башара?»

Победит ли на выборах Франсуа Фийон или Марин Ле Пен, все равно в выигрыше останется «друг Владимир», – сокрушаются во Франции пессимисты. «Ставка на Россию, которую делает Франсуа Фийон, может ослабить европейские институты и нарушить геополитическое равновесие на нашем континенте», – такую обеспокоенность высказал журнал Challenges. По мнению главы депутатской группы Франция-Россия Эрве Маритона, (его, участника акций в поддержку Ходорковского, Фийон отказывался принимать в течение пяти лет своего премьерства) главный вопрос предстоящих выборов  звучит так: насколько будущий президент будет лоялен Франции?

Источники: The Insider

Комментарии