В мире
Ось порядка
Виталий
23 нояб
0
533
©РИА Новости

О чем договорились Россия, Иран и Турция на саммите в Сочи.

На саммите в Сочи Владимир Путин, Хасан Роухани и Реджеп Тайип Эрдоган обсуждали будущее послевоенной Сирии.

Вакуум ответственности

Современный мир как-то привык к блоковому или «осевому» мышлению в международной политике. До последнего времени на Западе, к примеру, пиарилось понятие «ось зла». Состав ее регулярно менялся исходя из конкретных пожеланий конкретного американского президента. Если при Буше-младшем в нее входили Иран, Ирак и КНДР, то при Обаме оттуда убрали зачищенный США от зла Ирак и втиснули Россию. При Трампе в этой оси оказались также Венесуэла и Куба.

Москва же, фигурально говоря, призывала выстраивать не антагонистические «оси добра и зла», а партнерские «оси порядка». То есть кооперироваться на региональном уровне для того, чтобы совместно поддерживать стабильность и поступательное развитие в своих регионах. Такова, по мнению Москвы, и должна была быть структура многополярного мира.

Россия многократно предлагала США создать такую структуру, даже соглашалась с особой ролью Вашингтона в ней (в свое время была популярна концепция «региональных шерифов», которым слабеющие США доверили бы региональные дела). Однако американцы отказались, а за ними воздержались и другие.

Однако сейчас ситуация изменилась. На фоне полной потери американцами ориентации на Ближнем Востоке появился серьезный запрос на порядок. И санитарами ситуации, этой ближневосточной «осью порядка» стали Россия, Иран и Турция. Они фактически провели инаугурацию самих себя на прошедшем саммите в Сочи, который, в свою очередь, некоторые уже называют Ближневосточной Ялтой.

Этот триумвират по праву «победителей ИГ* и Нусры*» будет определять лицо послевоенной Сирии.
В этом плане очень любопытно, что в совместной декларации по итогам саммита отсутствует одно важное слово — Женева. Высокие договаривающиеся стороны решили, что «Астанинский формат и его достижения стали эффективным инструментом содействия миру и стабильности в Сирии». Тем самым они не только подчеркнули тот факт, что судьба страны будет решаться именно в Астане (где собираются реальные полевые командиры), а не в Женеве (точке сбора политических эмигрантов, называющих себя представителями сирийского народа). Они также дали понять, что судьбу эту будут решать спонсоры Астанинского формата (Россия, Турция и Сирия), а не Женевского (откуда исключены Турция и Иран, а включены США, Европа и Саудовская Аравия).

 

Судьба побежденных

Запад и Залив, безусловно, много сделали для того, чтобы выпасть из мирного процесса за неконструктивность. Уже после начала операции российских ВКС в Сирии всем было понятно, что стратегию в Сирии нужно кардинальным образом менять. Однако если турки смогли пусть не сразу, но все-таки сориентироваться в изменившейся ситуации, то страны Запада, как и Залива, проявили косность мышления и упирались до самого конца.

Найдется ли для них местечко теперь? Готовы ли Москва, Тегеран и Анкара расширить свой клуб победителей? Судя по всему, на этот счет мнения членов сочинской встречи разделились.

Москва не возражает — Путин хочет создать в Сирии баланс сил и баланс интересов. Не случайно перед встречей в Сочи он разговаривал с представителями сирийского отделения «оси добра» — главами США, Израиля, Саудовской Аравии, а также Катара и Египта. Однако категорически против такой идеи выступает Иран, который, по словам президента Роухани, хочет «положить конец иностранному вмешательству и навязыванию чужого мнения народу Сирии».

 

В Тегеране дают понять, что Сирия — не резиновая. Это иранская вотчина, и делиться там своим влиянием Иран не намерен. Тем более со своими противниками из числа «некоторых держав, претендующих на народовластие и права человека», которые, по мнению Хасана Роухани, «для достижения своих недальновидных целей в регионе не отказываются от широкого использования инструментария терроризма и насилия».

Что касается Эрдогана, то его позиция скорее ближе к иранской, чем к российской. Особенно на фоне серьезного конфликта между Турцией и странами Запада, а также соперничества с Саудовской Аравией за влияние на Идлиб. Эрдоган соглашается с тем, что основной пакет акций Сирии уйдет иранцам, но не готов делиться своей малой долей в виде влияния на часть сирийских суннитов ни с Западом, ни с Заливом.

 

Банду геть

Лидеры триумвирата до сих пор не разрешили всех противоречий и по внутрисирийским процессам. Да, они согласились с тем, что создание зон деэскалации является делом сугубо временным. Подчеркнули, «что ни при каких обстоятельствах создание упомянутых зон деэскалации или какая бы то ни было политическая инициатива по урегулированию сирийского кризиса не должны подрывать суверенитет, независимость, единство и территориальную целостность Сирийской Арабской Республики». Ну и добавили, что судьбу послевоенного устройства Сирии должны оформить сами сирийцы на переговорах между Дамаском и оппозицией.

Однако до сих пор не определено, кого понимать под этой оппозицией. Неслучайно стороны оговорили, что состав участников Конгресса сирийского национального диалога в Сочи (куда в начале декабря, по словам Путина, планируется собрать «делегатов от различных политических партий, внутренней и внешней оппозиции, этнических и конфессиональных групп») будет еще дополнительно согласован Ираном, Россией и Турцией.

Как известно, последняя выступает категорически против участия курдов в переговорном процессе, и Эрдоган еще раз подчеркнул это в ходе саммита. «Исключение террористических элементов, которые покушаются на национальную безопасность нашей страны, на политическое единство и территориальную целостность Сирии, будет являться приоритетом нашей страны, — заявил он. — Если мы выражаем приверженность территориальной целостности Сирии, а также политическому единству Сирии, мы не можем видеть в качестве легитимного игрока кровавую банду, которая старается разделить страну».

 

К сожалению, Турция до сих по не нашла для себя выход из вилки: она хочет федерализации Сирии (чтобы ослабить власть Дамаска и усилить полномочия местного самоуправления, которое в некоторых регионах будет протурецким), но категорически против того, чтобы эта федерализация распространялась на курдские регионы. Получается дискриминация по этническому признаку, которую сложно будет прописать в новой сирийской конституции.

Однако Москва продавливать Анкару не спешит. Прекрасно понимая колоссальную важность для Турции этого вопроса и осознавая незначительность его для интересов Москвы, российский президент может «продать кирпич» курдской проблемы за большую цену. Куда, возможно, войдет не только признание Эрдоганом легитимности Асада, но и другие бонусы для Кремля. Кроме того, курды в последнее время ведут себя нехорошо: захватывают под носом у армии Асада нефтеносные территории к востоку от Ефрата, идут на откровенный сговор с ИГ*, да и в целом действуют по указке американцев. Поэтому в Кремле не возражают против того, чтобы курды какое-то время просуществовали в изоляции и под угрозой турецкой атаки.

 

…А что же бывшая «ось добра»? Практически одновременно с сочинской встречей в саудовской столице Эр-Рияде начался очередной конгресс «представителей сирийской оппозиции», готовящихся к встрече в Женеве. На нем представители, как и ожидалось, потребовали отставки Башара Асада.

Тем временем «Вашингтон пост» сообщает со ссылкой на анонимных американских чиновников, что США намерены создать в контролируемых преимущественно курдскими «сирийскими силами обороны» некие «параллельные местные органы власти». Цель очевидна — закрепиться хотя бы на севере страны, чтобы в будущем если не диктовать свои условия, то хотя бы участвовать в переговорах с «осью порядка» на равных.

Источники: РИА Новости

 

Комментарии