В мире
NYT узнала о запрете Трампа на ведение бизнеса с 39 структурами из России
Виталий Попович
28 окт
0
252
Дональд Трамп / ©REUTERS

Госдепартамент США с опозданием в четыре недели опубликовал список российских организаций и ведомств, с которыми США запрещают совершать «существенные транзакции» третьим лицам. В перечень попали ФСБ, СВР, «Калашников» и другие.

США запретили американским и иностранным компаниям заключать значимые сделки с 33 организациями российского оборонно-промышленного комплекса, ФСБ, ГРУ и еще четырьмя организациями, которые Белый дом называет «разведывательными». Это следует из опубликованного Госдепартаментом США списка российских компаний и организаций. Ранее такой же список опубликовала газета The New York Times.

На ряд этих структур уже распространяются американские санкции.​ В списке, составленном американской администрацией, который направлен на рассмотрение в конгресс, — 33 российских предприятия, концерна и организации, в том числе «Рособоронэкспорт», «Ижмаш», «Калашников», «Ростех», «МиГ», «Сухой», «Туполев», «Адмиралтейские верфи», «Алмаз-Антей», Долгопрудненское научно-производственное предприятие, федеральный научно-производственный центр «Титан-Баррикады», «Вертолеты России», концерн «Созвездие», Объединенная авиастроительная корпорация, Объединенная двигателестроительная корпорация, Объединенная приборостроительная корпорация и Объединенная судостроительная корпорация, Уралвагонзавод, НПО «Высокоточные комплексы», научно-производственное объединение «Сплав», ПАО «Машиностроительный завод им. М.И.Калинина, г. Екатеринбург», акционерное общество «Конструкторское бюро приборостроения им. академика А.Г.Шипунова» и другие.

Из числа разведывательных организаций и ведомств в список вошли Служба внешней разведки (СВР), Главное управление Генштаба Вооруженных сил России (бывшее ГРУ), Федеральная служба безопасности (ФСБ), компании «Специальный технологический центр» и «Цифровое оружие и защита» (ЦОР) и автономная некоммерческая организация «Профессиональное объединение конструкторов систем информатики» (АНО «ПО КСИ»). В отношении ФСБ, Специального технологического центра, ЦОР и ПО КСИ уже были введены «киберсанкции» на исходе президентства Барака Обамы.

«Существенные» сделки

В пояснении к документу уточняется, что само по себе попадание российских организаций в список не означает введения против них новых санкций. Их активы не будут замораживаться в США (за исключением тех структур, чьи активы уже подлежали блокировке в рамках существующих санкций). С ними запрещаются не любые сделки, а только «существенные». Тем, кто после 2 августа 2017 года совершил «существенную» транзакцию с российской организацией из перечня, грозят санкции, которые будут вводиться начиная с 29 января 2018 года. Меры наказания могут включать запрет на экспорт американских товаров в адрес нарушителя, запрет на привлечение заемного финансирования в США, отказ в американских визах, в том числе для менеджеров компаний, и т.д. Наказание за существенную сделку с представителями российского оборонного или разведывательного сектора могут понести компании и граждане по всему миру.

При этом четкого определения «существенной транзакции» в документе, который приводит NYT, не дается, объективных критериев, таких как денежная стоимость сделки, не устанавливается. Госдепартамент США будет оценивать значимость сделки «по совокупности фактов», следует из документа, то есть у американских регуляторов будет достаточная свобода в том, что считать существенной сделкой, а что не считать.

Кого больше коснется?

В приведенном перечне — 29 наименований, которые уже находятся в санкционных списках Минфина США, и только десять, на которые сейчас никакие санкции не распространяются. Поэтому новые ограничения больше затронут такие компании, как «Адмиралтейские верфи», ФНПЦ «Титан-Баррикады», конструкторское бюро «Новатор», концерн «РТИ Системы» (входит в холдинг АФК «Система»), «Тактическое ракетное вооружение» и самолетостроительные «МиГ», «Сухой», «Туполев» и ОАК. Кроме того, в список попала Служба внешней разведки (сейчас она не находится под американскими санкциями).

Попадание в список также сужает возможности для международного бизнеса компаний, которые сейчас находятся под секторальными санкциями США. Это «Ростех» и его дочерние «Рособоронэкспорт», «Оборонпром», «Вертолеты России», ОДК. Их поставки оружейной продукции на экспорт теперь могут быть признаны «существенными» транзакциями, за которые покупателей накажут американские власти.

Исключения из санкций

При этом из документа следует, что транзакции с ФСБ, в которых спецслужба выступает как регулятор импорта в Россию криптографического оборудования (на этом основании ФСБ выдает разрешения на ввоз в Россию в том числе многих потребительских гаджетов), с большой долей вероятности, будут считаться разрешенными и не будут наказываться. Ранее Минфин США уже разрешил американскому бизнесу такое взаимодействие с ФСБ.

Кроме того, документ указывает, что поставки сугубо гражданского назначения, скорее всего, не будут подпадать под санкции. Это значит, что международные сделки по поставкам российских гражданских самолетов (например, Sukhoi Superjet 100, которые уже поставлялись клиентам в Мексике, Ирландии и Таиланде) не будут поставлены под угрозу.

Угрозы для экспорта

По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), Россия — второй крупнейший в мире экспортер вооружений после США, в 2016 году она поставляла оружие в 24 страны, крупнейшими покупателями были Индия, Алжир, Вьетнам и Китай. Монопольным экспортером и импортером оружия является «Рособоронэкспорт», который есть в списке The New York Times. В прошлом году «Рособоронэкспорт» поставил военной продукции на экспорт на сумму свыше $13 млрд, сообщала компания в июне. Директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев говорил в августе изданию «Красная звезда», что в 2017 году российский экспорт продукции военного назначения составит около $15 млрд.

Все виды закупок вооружений и их комплектующих осуществляются только через «Рособоронэкспорт», подчеркнул начальник зенитно-ракетных войск командования специального назначения ВВС России в 2007–2009 годах Сергей Хатылев. По его словам, производитель оружия может быть только инициатором закупки. Он должен обратиться в «Рособоронэкспорт», а компания дальше оформляет документы и ведет переговоры, рассказал Хатылев.

В «Рособоронэкспорте» тему санкций пока не комментируют, сказал представитель компании.

Главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов считает, что новые санкции в долгосрочной перспективе могут отразиться на возможностях России по реализации уже подписанных контрактов и заключении новых. «Даже те заказчики, у которых есть свои деньги, будут крепко думать, как финансово проводить сделку, чтобы не попасть под карающий меч американского правосудия», — говорит эксперт. Он считает, что США пытаются воспроизвести схему, уже отработанную на Иране, — изолировать Россию. «При этом даже не обязательно отключать нас от SWIFT (глобальная система финансовой корреспонденции), многие просто не будут связываться», — рассуждает Фролов.

По его словам, сейчас основные партнеры России по военно-техническому сотрудничеству — это Индия, Китай, Алжир, Вьетнам, Ирак, Азербайджан и Казахстан. При этом Китай и Индия не перестанут сотрудничать с Россией в военной сфере, уверен эксперт, «Алжир тоже вряд ли свернет сотрудничество, но в голове держать это будет». А вот страны СНГ — например Азербайджан и Казахстан — «могут задуматься всерьез», считает Фролов.

«Чем страшны эти санкции — они могут на что-то повлиять очень косвенно. Есть понятие «упущенная выгода»: например, клиент к нам просто не пришел. И мы не поймем, почему он к нам не пришел — потому что его не устроила цена или он испугался санкций», — говорит Фролов.

Без пояснений

Ранее в четверг, 26 октября, официальный представитель Госдепартамента США Хизер Науэрт сообщила, что госсекретарь Рекс Тиллерсон утвердил новый список россиян и российских компаний, связанных с разведывательным и оборонным сектором, на которые в ближайшее время могут распространиться санкции США. Руководство (guidance) глава ведомства подписал и направил в конгресс.

В комментарии «Ростеха», поступившем в РБК, отмечается, что «каких-либо официальных документов и пояснений на эту тему нет». «В любом случае санкционная риторика не может вызывать ничего, кроме сожаления. Подобные меры всегда контрпродуктивны, в том числе для тех, кто их поддерживает. При этом вред наносится международным отношениям, международному экономическому партнерству», — указывается в документе.

В пресс-службе «Туполева» сказали, что по данному вопросу компания «не будет давать комментариев».

Новые меры против российских структур могут быть введены в рамках уже действующего закона о санкциях против России, Ирана и Северной Кореи, который президент США Дональд Трамп утвердил 2 августа. Этот закон предусматривал, что к 1 октября американская администрация должна будет определиться с санкционным перечнем лиц и организаций, которые являются частью или работают в оборонном или разведывательном секторе России. Американские законодатели не подготовили такой нормативно-правовой акт в срок, в связи с чем высказывали свое недовольство сенаторы Джон Маккейн и Бен Кардин.

В Госдепе задержку исполнения санкций против России объяснили сложностью процесса.

Источники: РБК

Комментарии