В мире
Минск со знаком минус
Виталий Попович
18 окт
0
164
"Нормандская четверка"

Сегодня утром было объявлено, что 19 октября в Берлине пройдут переговоры в «нормандском формате», объединяющем лидеров России, Украины, Франции и Германии. На фоне обострения ситуации в Донбассе, последовавшем за убийством полевого командира самопровозглашенной Донецкой народной республики Арсения Павлова, известного под позывным Моторола, эта новость была воспринята как сенсация. Еще накануне в Москве о возможности подобной встречи говорили крайне сдержанно. Чего ждут власти Украины от берлинских переговоров и каковы перспективы мирного урегулирования в Донбассе, выясняли в Киеве и Львове корреспонденты “Ъ”.

Гибель Моторолы как сигнал к словесной войне

Еще за сутки до анонсирования переговоров в Берлине складывалось впечатление, что мирный процесс надолго заморожен: и в Киеве, и в непризнанных республиках на Востоке Украины звучали предельно резкие, воинственные заявления. Смерть Арсения Павлова патриотически настроенные депутаты Верховной рады приписали действиям украинской «диверсионно-разведывательной группы» (ДРГ) и провозгласили «громкой победой в войне с сепаратистами». Парламентарий от Радикальной партии Игорь Мосийчук даже пообещал сообщить «детали ликвидации Моторолы», после того как пообщается с исполнителями этой акции.

Впрочем, общавшиеся с “Ъ” представители украинских властей высказывались более осторожно, не спеша брать на себя ответственность за операцию, которую западные партнеры Украины вполне могут квалифицировать как теракт, что может создать президенту Порошенко дополнительные проблемы в Берлине.

«Нет доказательств того, что так называемого Моторолу ликвидировали именно украинские силовики»,— говорит “Ъ” депутат Рады от «Блока Петра Порошенко» (БПП) Александр Черненко. «Все указывает на то, что его убрали свои же,— убежден парламентарий.— Это не первый погибший среди полевых командиров сепаратистов и, вероятно, не последний».

Отвечая на вопрос, как убийство Арсения Павлова может повлиять на ситуацию в Донбассе, близкий к администрации президента Украины политтехнолог Виктор Уколов сказал “Ъ”: «Независимо от того, кто убил Моторолу, в глазах Москвы это не столь серьезная фигура, чтобы менять всю свою стратегию на востоке Украины. Не станет развивать эту тему и Евросоюз, так как украинская вина в убийстве Моторолы не доказана. И не может быть доказана».

«Фронт уперся в города»

Несмотря на войну слов, разгоревшуюся после гибели Моторолы, ни один из собеседников “Ъ” в Киеве не верит в то, что дальнейшее развитие событий в Донбассе пойдет по военному сценарию. «Одно дело — патриотическая, хлесткая риторика для публичных выступлений перед экзальтированной аудиторией, и совсем другое — реальная политика,— говорит источник “Ъ”, близкий к правительству Украины.— И для тех, кто живет в мире реальной политики, ясно: широкомасштабные боевые действия не вспыхнут, война не возобновится. К ней сегодня не готова ни одна из сторон».

«Фронт уперся в города,— продолжает еще один собеседник “Ъ”, директор киевского Института глобальных стратегий Вадим Карасев.— Любое возможное продвижение с той или иной стороны будет сопряжено с огромными жертвами, на это не пойдут ни Киев, ни Донецк, ни Луганск. Да и в Москве такая перспектива восторга не вызывает. Насколько можно судить, Кремль сейчас сделал ставку на дипломатическое давление, на то, чтобы с помощью Запада навязать Украине выполнение минских договоренностей в тех формулировках, в каких это выгодно России».

Донбасс в роли Республики Сербской

В похожем ключе высказывались и другие собеседники “Ъ” в Киеве. «Минский процесс мертв. Просто никто не решается об этом сказать вслух. И все имитируют его выполнение, разыгрывая спектакль, рассчитанный на западных посредников»,— говорит “Ъ” пожелавший остаться неназванным депутат Верховной рады от правящей коалиции, в которую входят «Блок Петра Порошенко» и «Народный фронт».

Не испытывают энтузиазма по поводу выполнения мирных договоренностей, заключенных в феврале 2015 года, и другие парламентарии, общавшиеся с “Ъ”. По их мнению, позитивная роль минского процесса исчерпана — во всяком случае, для Украины.

«Россия пытается использовать Минск для того, чтобы так называемые ДНР и ЛНР играли на Украине ту же роль троянского коня, которую исполняет в Боснии Республика Сербская. Они должны стать гирями на наших ногах. Чужеродным элементом, блокирующим попытки сблизиться с Западом, освободиться от советского наследия»,— говорит “Ъ” сотрудник администрации президента Украины.

Политтехнолог Виктор Уколов развивает эту мысль: «Прежде чем вести речь о принятии закона о местных выборах в Донбассе, как того требуют от нас западные партнеры, необходимо выполнение нескольких предварительных условий. Во-первых, все граждане России, сражающиеся на стороне сепаратистов, должны покинуть территорию Украины, чтобы в Донецке и Луганске остались лишь те боевики, которые имеют украинский паспорт. Во-вторых, из Донбасса должна быть выведена вся российская боевая техника. И в третьих, нужны твердые гарантии, что в выборах смогут принять участие перемещенные лица, которые сейчас находятся в других регионах Украины».

В поисках нового формата

Как можно было понять из слов господина Уколова, именно эти требования президент Петр Порошенко и собирается высказать на встрече в Берлине с Владимиром Путиным, Ангелой Меркель и Франсуа Олландом. Эти же позиции украинские представители пытались отстаивать в ходе активизировавшихся в последнее время переговоров с американскими и европейскими посредниками.

Собеседники “Ъ” в Киеве не скрывали, что переговоры эти шли нелегко. Далеко не все западные партнеры готовы были принять украинский подход, считая, что Киев ищет повод не выполнять свои обязательства, прописанные в минских договоренностях. Среди этих обязательств — принятие Радой законов о местных выборах в Донбассе, об амнистии участников боевых действий, не совершивших тяжких преступлений, и, наконец, утверждение во втором чтении поправок к конституции в части децентрализации.

Последний пункт украинским властям выполнить особенно сложно — для внесения изменений в основной закон необходимо не простое (226 депутатов), а практически недостижимое конституционное большинство (две трети состава Рады).

Касаясь этой темы в публичных выступлениях, украинские политики высказываются сверхэмоционально. Один из последних примеров — речь депутата Рады и бывшего журналиста Мустафы Найема в программе «Свобода слова» на телеканале ICTV: «Сейчас мы наблюдаем попытку поставить и президента, и парламент между молотом и наковальней. С одной стороны — западные партнеры, а с другой — собственный народ, называющий уступки, которых от нас требуют, предательством. И он прав. Нам предлагают под дулом автоматов, под страхом расстрела менять конституцию. А ведь во многих странах конституции меняются раз в столетия».

В беседах с “Ъ”, впрочем, другие парламентарии высказались отнюдь не столь драматично. «Западные дипломаты ритуально продолжают высказываться в поддержку минского формата, но давление с их стороны явно уменьшилось,— говорит “Ъ” депутат Рады от БПП Александр Черненко.— И европейцы, и американцы понимают: есть шаги, на которые президент просто не может пойти, опасаясь волны протестов и дестабилизации обстановки в стране».

«Поэтому параллельно с разговорами о необходимости реализации минских соглашений будут продолжаться поиски нового формата, участники которого могли бы выработать новые решения, более приемлемые для нас»,— добавляет господин Черненко.

Идеальным вариантом в Киеве считают подключение к переговорам по Донбассу Соединенных Штатов. Но в нынешней ситуации такой сценарий, как признают собеседники “Ъ”, неизбежно заблокирует Москва. По их мнению, прорыва в этом отношении не стоит ждать до января следующего года, когда в Белом доме начнет работу новая администрация.

Ставка на Хиллари

В американской избирательной кампании Киев сделал ставку на Хиллари Клинтон. Посол Украины в Вашингтоне Валерий Чалый выступает на телеканалах в непривычной для дипломата категоричной манере, призывая граждан США ни в коем случае не голосовать за Дональда Трампа.

«Украинские политики не стали класть яйца в разные корзины,— говорит “Ъ” киевский эксперт Алексей Якубин.— Выбор сделан в пользу Хиллари Клинтон, давно и бесповоротно. А чуть ли не единственным политиком страны, который не переходит в атаку на Трампа, остается одесский губернатор Михаил Саакашвили. Он давно знаком с кандидатом от республиканцев, поддерживал с ним тесные связи и в случае победы Трампа надеется стать посредником между ним и официальным Киевом».

Впрочем, даже в случае победы Хиллари Клинтон и сохранения в Белом доме демократической администрации собеседники “Ъ” в Киеве не уверены, что Вашингтон будет готов поддерживать Украину в прежнем объеме.

«Есть опасность, что в новой внешнеполитической команде Клинтон не останется лоббистов Украины,— делится с “Ъ” своими сомнениями депутат Рады от правящей коалиции.— После Нового года лишится своего поста наш главный друг и союзник вице-президент Джозеф Байден. К тому же нет уверенности, что сохранит свою сферу ответственности помощник госсекретаря Виктория Нуланд, отвечающая за Украину в Госдепе».

Сирия помогает Украине

Интересная деталь: даже «друг и союзник» Украины Джозеф Байден в ходе недавних переговоров с президентом Порошенко в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи ООН был настроен непривычно критически. «Байден весьма жестко заявил о том, что время разговоров о реформах прошло, что пора эти реформы проводить на деле. Он также предупредил, что откровенное игнорирование Украиной своих обязательств в рамках минских договоренностей может осложнить США диалог с Европой и разрушить единый антироссийский фронт»,— сообщил “Ъ” информированный источник в Киеве, близкий к правительству.

Впрочем, с момента переговоров Джозефа Байдена и Петра Порошенко ситуация в мире заметно изменилась. Из-за конфликта в Сирии и ситуации в Алеппо резко обострились отношения России с США и некоторыми ключевыми странами ЕС. «Возможно, это обстоятельство сыграет нам на руку,— говорит “Ъ” депутат Рады, представляющий БПП.— Еще месяц назад казалось, что будет очень трудно сохранить в неизменном виде европейские санкции против России. Все больше стран ЕС высказывались за их смягчение. Но сейчас эмоциональный фон иной. Россию обвиняют в военных преступлениях в Алеппо, и хотя формально санкции с Сирией не связаны, говорить об их ослаблении сейчас несвоевременно. Как неуместно и усиливать давление на Украину — самого решительного противника Кремля».

На этом геополитическом фоне уходит в тень вопрос о будущем самого Донбасса, о возможности его реинтеграции в состав Украины, как это предусматривают минские соглашения.

«Донбасс вообще почти перестали обсуждать — ни в публичных дискуссиях, ни в Раде, ни по телевидению. Такое впечатление, что его судьба никого из политиков всерьез не волнует»,— говорит “Ъ” киевский аналитик Елена Деревянко.

Отсечение Донбасса

Эту тему в беседе с “Ъ” развивает, причем с весьма неожиданной стороны, один из самых известных во Львове тележурналистов Остап Дроздов: «Я против пребывания Донбасса в составе Украины. Это абсолютно чуждый нам по духу регион. Это раковая опухоль, которая будет распространять свои метастазы по всей стране. Пока Донбасс сохраняется в ее составе, мы обречены на попытки сделать нас частью русского мира».

По словам господина Дроздова, настроения в пользу отсечения Донбасса постепенно набирают популярность на Западной Украине, которая всегда считалась оплотом национального духа. Как рассказал тележурналист, каждый второй участник боевых действий на Востоке Украины, приходящий к нему в эфир, согласен отделить «мятежные области» Донбасса и провести государственную границу по нынешней линии разграничения.

На официальном уровне таких заявлений, впрочем, предпочитают не делать. Публично ставить под сомнение территориальную целостность государства не решаются даже самые яростные критики президента Порошенко и минского процесса.

Поэтому официальная позиция украинских властей и депутатского корпуса остается неизменной. Эту позицию еще раз повторил в беседе с “Ъ” еще один уроженец Львова, депутат Рады от «Народного фронта» Михаил Хмиль: «Оккупированные территории должны вернуться в состав Украины. Ни о каком их особом статусе, отличающемся от других регионов, речь идти не может. А изменения в конституции в части децентрализации будут рассмотрены лишь после того, как Донецк и Луганск, а также граница с Россией на всем ее протяжении вернутся под украинский контроль. Пока этого не произойдет, какие-либо местные выборы проводить бессмысленно. И бессмысленно давить на нас в рамках “нормандского формата”».

Головоломка для западных посредников

Впрочем, в ходе переговоров в Берлине жесткого давления на Киев может и не последовать. «Я не исключаю, что на фоне эскалации в Сирии и отмены визита Путина в Париж лидеры Франции и Германии изменят свою позицию по Украине и выступят с нами единым фронтом. В отличие от того, что мы наблюдали в Минске в прошлом году. И это позволит нам вести себя более уверенно»,— делится своими надеждами собеседник “Ъ”, близкий к администрации Петра Порошенко.

Подтверждением этих слов стало заявление самого президента, сделанное в конце прошлой недели на встрече с военными в Харьковской области. Выступая непривычно резко и категорично, глава государства пообещал: «Пока не будет выполнен пакет безопасности (в рамках реализации минских договоренностей.— “Ъ”), Украина не станет продвигаться в политическом процессе». Поясняя, что означает «пакет безопасности», господин Порошенко упомянул не только прекращение огня и отвод вооружений от линии противостояния, но и передачу под контроль Киева границы России с непризнанными ДНР и ЛНР.

Москва, как известно, настаивает на том, что этот пункт должен стать «хронологически последним» — по мнению российской стороны, Украина может восстановить контроль над границей лишь после того, как внесет в свое законодательство все предусмотренные в Минске изменения.

Вновь получается замкнутый круг. И неразрешимая головоломка для западных посредников, которые тем не менее решились предпринять очередную попытку реанимировать «нормандский формат» и мирный процесс в Донбассе.

Источник: Коммерсант

Комментарии