В мире
Кремль оправдывает Асада
Виталий
7 апр 2017
0
878
©REUTERS

4 апреля в сирийской провинции Идлиб по меньшей мере 72 человека (по утверждению сирийской оппозиции — более ста) погибли от боевого отравляющего вещества. Симптомы у пострадавших напоминают отравление зарином — фосфорорганическим соединением нервно-паралитического действия. Кремль утверждает, что атаки зарином не было, взорвались склады с химоружием. Почему это неправда читайте в материале.

Рано утром 4 апреля по городу был нанесен авиаудар, после которого местные врачи и неправительственная «Сирийская гражданская оборона», известная как «Белые каски», обнаружили на улицах множество людей с симптомами отравления — они задыхались, их рвало, изо рта шла пена. По сообщениям очевидцев, в налете участвовали истребители-бомбардировщики Су-22 вооруженных сил Сирии. «Белые каски» утверждают, что по городу была выпущена ракета с отравляющим веществом.

Министерство обороны Сирии отрицает свою причастность к химической атаке. Россия также настаивает на том, что нет оснований обвинять в этом режим Асада. Официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенков заявил, что сирийская правительственная авиация разбомбила склад, где хранилось принадлежавшее оппозиционной группировке химическое оружие.

«По данным российских средств объективного контроля воздушного пространства, вчера в период с 11:30 до 12:30 местного времени сирийская авиация нанесла удар в районе восточной окраины населенного пункта Хан Шейхун по крупному складу боеприпасов террористов и скоплению военной техники. На территории этого склада находились цеха по производству фугасов, начиняемых отравляющими веществами. С этого крупнейшего арсенала боеприпасы с химоружием доставлялись боевиками на территорию Ирака», — цитирует представителя Минобороны «Интерфакс».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков выступил с призывом «не вешать ярлыки поспешно». «Мы не согласны с теми оценками, которые даются, потому что сразу после трагедии ни у кого не было доступа в этот район, и никто не мог обладать реалистичной, проверенной информацией. Поэтому любые данные, которыми могла обладать американская сторона или коллеги из других стран, не могли зиждиться на объективных материалах и свидетельствах», — приводит слова Пескова ТАСС.

Независимые эксперты считают российскую версию несостоятельной. Так, специалист по химическому оружию, участник проекта Bellingcat Дэн Казита указывает, что массовое отравление в результате уничтожения склада химического оружия маловероятно. Как он пишет, в сирийском вооруженном конфликте применялись в основном отравляющие вещества бинарного типа; зарин принадлежит именно к такой категории. Эти вещества получаются в результате смешивания различных компонентов незадолго до применения, а хранятся компоненты раздельно; такая технология разработана специально для безопасности хранения и транспортировки отравляющих веществ. Кроме того, зарин не выдерживает длительного хранения.

Эксперт отмечает, что в 2013 году в ходе инспекции Организация по запрещению химического оружия обнаружила на контролируемых режимом Асада объектах «различные стационарные и мобильные установки для смешивания бинарных нервно-паралитических веществ». По мнению эксперта, «даже если предположить, что значительное количество веществ, используемых для синтеза зарина, находились в одной и той же части одного и того же склада (что само по себе было бы довольно странно), в результате авиаудара не могло быть синтезировано большое количество зарина. Авиаудар по компонентам бинарного нервно-паралитического вещества не может служить механизмом его синтеза. Предполагать такое по меньшей мере глупо. Одним из этих веществ является изопропиловый спирт. В результате авиаудара он бы немедленно сгорел, образуя огромный огненный шар, чего вовсе не наблюдалось».

Кроме того, эксперт утверждает, что у повстанцев не было технической возможности изготовить зарин. «Получение сколько-нибудь значимого количества нервно-паралитических веществ предполагает наличие сложной цепи поставок редких исходных компонентов и промышленной базы для их производства. Нам предлагается поверить, что группировка повстанцев потратила огромные средства на создание производственных мощностей, которые почему-то до сих пор не были замечены и не подвергались атакам? Такая возможность представляется маловероятной», — пишет он.

Эксперты Conflict Intelligence Team, изучившие фотографии последствий авиаудара, отмечают, что «по крайней мере один из них был нанесен не по складу, а по открытой местности. При этом размеры воронки свидетельствуют о сравнительной малой мощности взрыва, что может свидетельствовать о применении не осколочно-фугасного, а химического боеприпаса». Они обращают внимание на то, что Минобороны России не представило никаких фотографий, которые подтверждали бы факт удара по складу.

Кроме того, британский эксперт Элиот Хиггинс указывает что первые видео, запечатлевшие жертв химической атаки, были опубликованы за 2-3 часа до того, как якобы был нанесен тот авиаудар, о котором говорит Минобороны России.

 

Внимание экспертов Conflict Intelligence Team привлекло также утверждение представителя Минобороны о том, что боевики якобы доставляли хранившееся в Хан-Шейхуне химическое оружие на территорию Ирака. Этот район провинции Идлиб находится под контролем различных группировок, как джихадистских, так и умеренных, не ведущих никаких военных действий в Ираке. На территории Ирака правительственным войскам противостоит ИГИЛ, с которым эти группировки враждуют. При этом известно, что ИГИЛ в Ираке располагает своими заводами по производству химического оружия.

Conflict Intelligence Team приходит к выводу, что заявления Минобороны России, «изобилующие ошибками и/или откровенным подлогом, наспех составлены в преддверии созванного Францией заседания Совбеза ООН по химической атаке в Хан-Шейхуне».

В 2013 году сирийские правительственные войска выпустили ракеты с боеголовками, содержащими зарин, по пригороду Дамаска Гуте; погибли сотни человек. После этого под угрозой вооруженного вмешательства США Сирия согласилась присоединиться к конвенции о запрещении химического оружия и уничтожить свой химический арсенал. Ведущую роль в переговорах о разоружении сыграла Россия; это считалось одним из ее крупнейших внешнеполитических достижений. Официально уничтожение сирийского химического оружия было завершено в 2014 году.

Источники: The Insider

Комментарии