В мире
Эксперт Института Европы: Макрон показал, что настроен на диалог с Москвой, но с позиции силы
Виталий
2 июн 2017
0
382
Владимир Путин и Эмманюэль Макрон / ©AFP PHOTO

В понедельник в Версале состоялась встреча президентов России и Франции, это произошло менее чем через месяц после избрания новым президентом Эмманюэля Макрона. Это первая за несколько лет двусторонняя встреча, в прошлом году Путин отменил поездку в Париж после того, как Франсуа Олланда усомнился в ее целесообразности. По итогам переговоров Макрон заявил, что санкции в отношении России могут быть ужесточены в случае эскалации конфликта в Донбассе, Путин, в свою очередь, ответил, что санкции не помогают этот конфликт погасить. Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Фёдоров рассказал The Insider о том, какие еще темы стали камнем преткновения для двух президентов, кто вышел победителем из этой схватки и какова политическая стратегия Макрона и его соперницы Марин Ле Пен на ближайшее будущее.

На меня встреча Макрона и Путина произвела позитивное впечатление, несмотря на то, что многие эксперты говорят об отсутствии очевидных результатов — на мой взгляд, никто и не пытался их достичь, главным было само первое знакомство лидеров двух государств, обмен мнениями по наиболее жгучим и сложным международным проблемам. Состоялся доверительный и откровенный разговор, что уже само по себе неплохо.

Макрон изложил Путину все претензии, в том числе очень нелицеприятные, связанные с нарушением прав человека в России, спросил о судьбе чеченских геев, в общем, прошелся по всей повестке. И Путин предъявил то же самое Макрону — довел до его сведения позицию России и по Сирии, и по Украине, — они говорили напрямую без обиняков и остались довольны этой встречей просто потому что им удалось сказать друг другу то, что они давно хотели.

Я бы не стал говорить об уступках одного лидера другому, но они все-таки договорились активизировать Нормандский формат по Украине. В Берлине уже состоялось заседание четверки на уровне заместителей министров иностранных дел, что тоже уже немало. Многие, конечно, скептически относятся к этому событию в силу известной позиции Украины и того, что европейцы не хотят давить на Киев по поводу невыполнения минских соглашений.

По Сирии Макрон высказался за то, чтобы координировать усилия, Франция, оставаясь в западной коалиции, тем не менее призывает наладить прямой диалог с Москвой, чтобы координировать действия всех значимых игроков в решении сирийского конфликта. Плюс к тому, Макрон, несмотря на всю ненависть Франции к Асаду, выступил за инклюзивный диалог, то есть участие в нем представителей официального Дамаска – это тоже важно. Он подчеркнул, во-первых, неделимость Сирии, желание сохранить ее независимость и территориальную целостность – это пункты, которые сближают наши позиции, несмотря на то, что Париж и Москва имеют столь различное понимание сути сирийского конфликта.

Жесткими были слова Макрона о двух российских СМИ, он сказал, что Sputnik и RT распространяют ложь о нем лично и его предвыборной кампании. Думаю, это позиция самого президента, а не всей страны, и Макрон здесь погорячился. Другое дело, что ему нужно показать себя твердым руководителем, который пусть и настроен на диалог с Москвой, но с позиции силы. Он выкладывает нелицеприятные вещи своему собеседнику в лицо, не боясь его обидеть, создать напряжение, такой жесткий стиль Макрон и стремился продемонстрировать во время встречи с Путиным. В этом контексте нужно воспринимать и его позицию по отношению к российским журналистам.

Вопрос Макрона о контактах с Ле Пен и ее открытой поддержке не стали для Путина неожиданным — здесь важно понять, что внешнее отношение к ее партии «Национальный фронт» и внутреннее, французское, – очень различны. Действительно, многих французов настораживает эта партия, они считают ее проэкстремистской, России она тоже не близка по внутренней идеологической повестке, но в то же время заявления Ле Пен по внешней политике нас не раздражают, и в этой сфере нам от нее дистанцироваться просто нет смысла. С другой стороны, Путин тоже правильно сказал, что, если бы кто-то другой приехал в Москву, мы бы с удовольствием его приняли также — на высшем уровне, поэтому мне представляется, что президент вполне аргументировано ответил на эти вопросы, которые были заданы и были неудобны.

Если говорить о Ле Пен и ее будущем, она очевидно считает себя лидером оппозиции. В какой-то степени она таковым является, но надо учитывать что из-за решения Макрона пригласить в правительство правоцентристов, в электорате его соперницы по выборам произошел серьезный раскол. Теперь многие правоцентристы перешли на сторону Макрона, а другие, возможно, сделают это в будущем. Он привлек людей с разным политическим опытом и разных взглядов.
Республиканцам приходится очень тяжело, они пытаются сплотить свои ряды, чтобы выступить с единой позицией, но сделать это трудно, поскольку часть представителей этой партии уже находятся в правительстве и тоже готова сотрудничать с Макроном. Не говоря уже о социалистах, которые вообще находятся на грани исчезновения как партия, и непонятно, как они выступят на грядущих парламентских выборах.

В свете этих обстоятельств, Ле Пен и «Нацфронт» как партия, критически оценивающая Макрона и его правительство, действительно оказалась в глубокой оппозиции. Однако я не думаю, что она добьется победы, в лучшем случае, они проведут несколько десятков человек в Национальную ассамблею, и даже это можно будет расценивать как большое достижение крайне правых.

Отмечу, французская система голосования позволяет блокировать и не допускать оппонента (в лице крайне правых) во второй тур, так что серьезной угрозы правящему большинству Ле Пен вряд ли представляет, а правящее большинство скорее всего Макрон наберет, несмотря на сомнения французских аналитиков. Он победит благодаря ловкому маневрированию между партиями во время формирования правительства, что, конечно, облегчит проведение тех тяжелых реформ, которые он задумал.

Прежде всего, речь о реформе трудового законодательства, это очень сложная тема, потому что профсоюзы будут недовольны, перемены грозят демонстрациями и протестами. Цель Макрона в том, чтобы оздоровить и сделать более конкурентными французские предприятия, снизить налогообложение бизнеса, и привести макроэкономические параметры Франции в порядок, уменьшить бюджетный дефицит и безработицу. Собственно говоря, это главные задачи, с которыми должен справиться Макрон. Этому мешает французское трудовое законодательство, которое не позволяет бизнесу свободно нанимать и более менее свободно увольнять работников, это своеобразная ахиллесова пята французской экономики, излечить Францию от этой болезни будет непросто, но без этого вряд ли что-то сдвинется с места.

Источники: The Insider

Комментарии