В мире
Дальневосточный треугольник
Виталий
7 сен 2017
0
352
Граница между КНДР и Южной Кореей / ©REUTERS

На встрече с президентом Южной Кореи Владимир Путин вернулся к идее нормализации ситуации на полуострове путем трехстороннего сотрудничества — с участием КНДР. Однако прежние попытки сделать это не удались, напоминают эксперты. Сможет ли Россия примирить две Кореи читайте в материале.

«Очень много общего»

6 сентября во Владивостоке президент России Владимир Путин провел переговоры с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином.

Мун, возглавивший страну по итогам президентских выборов 9 мая, заявил, что его цель — «поднять корейско-российские отношения на качественно новый уровень». Он объяснил, что южнокорейская так называемая новая северная политика и российские инициативы по развитию Дальневосточного региона имеют «очень много общего, много точек соприкосновения». «Считаю, что Корея является самым лучшим партнером для России в развитии Дальневосточного региона», — заявил глава Республики Корея.

Президент России настрой южнокорейского лидера поддержал. Владимир Путин объявил, что стороны договорились о проведении в следующем году первого межрегионального форума двух стран. Сейчас на президентском уровне в России поддерживаются подобные форумы с Белоруссией и Казахстаном.

Российский президент также обратил внимание на рост товарооборота между Россией и Южной Кореей. «В этом году у нас почти 50-процентный рост товарооборота за первое полугодие», — сказал Путин журналистам. Президенты согласились, что торгово-экономические связи нужно дальше развивать. В 2016 году товарооборот между Россией и Южной Кореей составил чуть более $15 млрд, по данным Федеральной таможенной службы. В качестве наиболее перспективных российский лидер назвал проекты по развитию инфраструктуры, модернизации дальневосточных портов и верфей, совместному освоению Северного морского пути, сотрудничеству в сельском хозяйстве.

В присутствии президентов был подписан пакет из 16 документов, в том числе соглашение о сотрудничестве Экспортно-импортного банка Кореи и российского Фонда развития Дальнего Востока, которое предполагает направление в ближайшие три года до $2 млрд на проекты в регионе.

С участием Северной Кореи

Президент Южной Кореи также в очередной раз обратил внимание на то, что ситуация на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом продолжает осложняться из-за действий КНДР. «Если Северная Корея на данный момент не прекратит свои провокации, то мы можем столкнуться с непредсказуемой ситуацией», — сказал он после переговоров.

Напряжение не спадает с начала года. Сеул и Москва регулярно обсуждают эту проблему на высшем уровне. Летом Пхеньян провел несколько испытаний баллистических ракет. В июле в Гамбурге Мун Чжэ Ин предлагал российскому лидеру сообща заняться разрешением проблемы. «Это угроза не только для региона, но и для всей Азии», — сказал тогда президент, подчеркнув, что отводит в этом России «большую роль».​

3 сентября, как сообщил Пхеньян, КНДР провела испытание водородной бомбы, которое продолжило череду действий, запрещенных Совбезом ООН. После этого Мун Чжэ Ин предложил Москве обсудить возможности ввести международное нефтяное эмбарго КНДР.

Сентябрьские испытания вновь вызвали активную реакцию международного сообщества. Путин 6 сентября повторил, что Россия не признает ядерный статус Северной Кореи, но также призывает не загонять руководство КНДР в угол санкциями и односторонними действиями.

По мнению Путина, с Пхеньяном и Сеулом можно развивать сотрудничество, которое в итоге снизит напряженность на полуострове. «Россия по-прежнему готова к реализации трехсторонних проектов с участием Корейской Народно-Демократической Республики, — сказал он. — Речь могла бы идти о поставках в Корею российского трубного газа, интеграции электросетей, железнодорожных систем России, Республики Корея и Северной Кореи», — сказал он.

©REUTERS

По данным Федеральной таможенной службы России, в 2016 году в Южную Корею было поставлено 18,9 млн т нефти и газа на $5,9 млрд, а за первый квартал 2017 года — 4,8 млн т нефти и газа на $1,9 млрд. В КНДР Россия, как сообщил 5 сентября Владимир Путин, поставляет в квартал 40 тыс. т нефти.

«Мы договорились укрепить базу для реализации трехсторонних проектов с участием двух Корей», — не стал противоречить российскому лидеру южнокорейский коллега.

Решить проблему ракетной и ядерной программы через экономическое и энергетическое сотрудничество гипотетически возможно, но пока политика будет доминировать над экономикой — это маловероятно, сказал РБК Евгений Ким, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН. Об энергетическом сотрудничестве между Россией, Южной Кореей и КНДР разговоры идут около 20 лет, однако сдвигов на этом направлении нет, констатирует эксперт, обращая внимание на то, что южнокорейские лидеры, как только приходят к власти, сначала ставят задачу решить ядерную проблему Северной Кореи и экономика сразу отходит на второй план. По его мнению, только если Вашингтон и Пхеньян смогут прийти к компромиссу по ядерной программе, экономика окажется в приоритете.

Путин на переговорах также напомнил о российско-китайском плане урегулирования ситуации с КНДР, который предполагает начать с отказа Пхеньяна от испытаний в обмен на отказ США и Южной Кореи от крупных военных учений. Однако свою негативную оценку ему Сеул уже дал 25 августа: министр иностранных дел Южной Кореи Кан Гён Хва назвала это предложение неприемлемым. В июле, во время саммита «Двадцатки», госсекретарь США Рекс Тиллерсон также заявил, что Вашингтон не может принять идею «двойного замораживания». А после сентябрьских испытаний в КНДР Вашингтон и Сеул заявили о намерениях расширить совместные военные учения на Корейском полуострове и в целом военное сотрудничество.​

Источники: РБК

Комментарии