Россия
«Оттепель президента»
Виталий
9 мар 2017
0
457
©ТВЦ

Кто на самом деле стоит за освобождением фигурантов громких дел.

Решения о пересмотре дел и освобождении Ильдара Дадина, Евгении Чудновец и Оксаны Севастиди принимались при участии президента России, говорят источники РБК. Это вызвано приближением выборов 2018 года, уверены эксперты.

Митинги, репост и СМС

Первый осужденный за неоднократные нарушения на митингах Ильдар Дадин, Евгения Чудновец, которую приговорили к шести месяцам колонии за репост видео с издевательствами над ребенком, и получившая семь лет заключения за госизмену по СМС Оксана Севастиди вышли на свободу после вмешательства Владимира Путина и президентской администрации, рассказали три высокопоставленных федеральных чиновника и сотрудник центрального аппарата Генеральной прокуратуры. Эту информацию подтвердили источник в Совете Федерации и два собеседника в руководстве Государственной думы. Механизм освобождения, следует из их объяснений, был в каждом случае разный, а надзорному ведомству была отведена техническая функция.

Дадин был осужден в декабре 2015 года на три года лишения свободы, в марте 2016 года Мосгорсуд сократил срок до двух с половиной лет. Осенью заключенный пожаловался на пытки в карельской колонии, где он отбывал наказание. В феврале 2017 года Конституционный суд (КС) рассмотрел жалобу Дадина на ст. 212.1 УК, по которой он обвинялся. В итоге КС признал саму норму не противоречащей Основному закону страны, но постановил, что приговор в отношении оппозиционера подлежит пересмотру. 22 февраля Верховный суд по просьбе Генпрокуратуры принял решение освободить Дадина.

Чудновец получила полгода колонии в ноябре 2016 года за репост в социальной сети «ВКонтакте» видео с издевательствами над ребенком в летнем лагере. По ее словам, она сделала репост, чтобы обратить внимание на этот случай. После того как на это дело обратил внимание сначала председатель СКР Александр Бастрыкин, а затем издание «Медиазона», Курганская областная прокуратура попросила при рассмотрении апелляционной жалобы освободить Чудновец, но суд лишь снизил наказание на один месяц. В феврале 2017 года по просьбе Генпрокуратуры Верховный суд отправил дело на пересмотр, и 6 марта суд в Кургане освободил воспитательницу.

Севастиди была осуждена на семь лет колонии в марте 2016 года за СМС, которое отправила в 2008 году знакомому, Тимуру Бускадзе из Сухума. Незадолго до начала боевых действий в Южной Осетии Бускадзе написал ей и спросил, не видела ли она военной техники в Сочи. Женщина ответила, что заметила поезд с техникой, который шел в направлении Абхазии. Следствие называло Бускадзе грузинским разведчиком. 1 декабря о деле Севастиди стало известно благодаря публикации издания «Медуза». 7 марта президент подписал указ о помиловании Севастиди.

Личное внимание президента

В последний год президент стал в большей степени, чем когда-либо прежде, обращать внимание на истории конкретных людей, объяснял высокопоставленный федеральный чиновник осенью прошлого года, вскоре после того, как пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков сообщил, что Владимиру Путину доложат о жалобе Дадина на пытки.

В конце декабря в ходе ежегодной пресс-конференции президент назвал подход суда к делу Севастиди «достаточно жестким». «Честно говоря, я просто не знаю деталей. Если она [Севастиди] что-то написала в своих СМС-сообщениях, то она же написала то, что видела, это все видели, значит, это не представляло из себя никакой тайны большой», — отметил глава государства. Он также пообещал разобраться в деле Чудновец.

Кремль начал заниматься делом Чудновец еще до этой пресс-конференции, рассказал другой высокопоставленный федеральный чиновник. «Администрация президента обратила внимание соответствующих органов на ситуацию», попросив их «перепроверить обстоятельства дела», продолжил собеседник. «Все, в том числе руководство компетентных органов, согласились с тем, что это [реальный срок для Чудновец] перебор», — резюмировал чиновник. По его словам, если бы даже вопрос о деле Чудновец не прозвучал на пресс-конференции, «пересмотр дела все равно бы был».

Чиновник подчеркнул, что не стоит связывать решения по делам Чудновец и Дадина: «Эти два события между собой никак не связаны. И это не тенденция». За делом Дадина администрация президента начала следить вскоре после того, как осужденный рассказал об истязаниях в колонии, отметил сотрудник администрации. Однако, по его словам, некоторое время все ограничивалось только мониторингом.

В случае с Дадиным решающую роль сыграл не столько президент, сколько Конституционный суд, убежден еще один высокопоставленный федеральный чиновник. Власть была обеспокоена возможной дальнейшей правоприменительной практикой ст. 212.1 УК: дело Дадина могло создать опасный прецедент, когда к уголовной ответственности приговаривают людей, чьи действия не повлекли за собой вреда, уточняет источник РБК.

С ним согласен источник в Совете Федерации. «Есть один верный признак: самое высшее лицо принимает простое решение. Решение КС по Дадину очень сложное, и это значит, что в КС его сами формулировали, сами принимали, — подчеркнул собеседник. — Что касается Чудновец, то там президентское влияние очевидно было. Вряд ли президент кому-то специально по этому вопросу звонил, но судьи сосредоточились».

Роль Генпрокуратуры

Самое простое решение было принято в случае с Севастиди, уверен собеседник в Генпрокуратуре: приговор давно вступил в силу, сроки для апелляции прошли, поэтому помилование — наиболее быстрый способ освободить осужденную. Защита Севастиди добивается восстановления сроков для подачи апелляции и намерена настаивать на оправдании, несмотря на помилование, но это долгий процесс, подчеркнул источник в надзорном ведомстве.

Делом Севастиди президент заинтересовался после того, как соответствующий вопрос ему задали на ежегодной пресс-конференции, рассказал источник, близкий к Кремлю. Эту информацию подтвердили высокопоставленный федеральный чиновник и​ собеседник в руководстве Госдуме.

Адвокат Севастиди Евгений Смирнов рассказал, что виделся со своей подзащитной в изоляторе «Лефортово» за несколько дней до публикации указа президента. Тогда она не говорила о намерении подать прошение главе государства, указал Смирнов. По его словам, объяснить произошедшее можно тремя способами: либо Севастиди подписала бумагу с просьбой о помиловании не глядя, либо подала такое прошение уже после того, как ее посетили в СИЗО адвокаты, либо же это инициатива президента.

Если бы Севастиди обратилась к президенту после визита адвокатов, то в администрации главы государства не успели бы подготовить все бумаги для указа о помиловании, полагает собеседник в Генпрокуратуре. «В данном случае можно только приветствовать это решение. Президент обещал не оставить это без внимания, что, собственно, и произошло», — отмечал Песков после публикации указа.

В случае с Дадиным и Чудновец, напоминает источник в надзорном ведомстве, на пересмотре приговоров настаивал замгенпрокурора Леонид Коржинек, который упоминался в расследовании Фонда борьбы с коррупцией о бизнес-империи сыновей Юрия Чайки. Коржинек просил освободить Дадина в ходе слушаний в Верховном суде (ВС) и направил кассационное представление в ВС на приговор Чудновец. Собеседник телеканала «Дождь», близкий к следственным структурам, настаивает, что ведомство Чайки «самостоятельно заняло такую позицию по этим громким делам, поскольку невиновность обоих фигурантов была очевидна». Источник в Генпрокуратуре, напротив, утверждает, что надзорное ведомство сыграло роль второго плана в этой истории.

Часть предвыборной стратегии

«Есть понимание, что перед выборами президента ​нужна некая либерализация», — отметил высокопоставленный собеседникв Госдуме, не исключив, что, возможно, будет пересмотрен еще ряд громких дел. С ним согласен еще один источник в руководстве нижней палаты парламента.

«Нельзя говорить об улучшении, скорее о торможении ухудшения, — полагает глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. — Учитывая тактические цели предыдущих пересмотров резонансных дел, есть серьезные основания полагать, что происходящее связано с главным политическим событием предстоящего года — президентскими выборами».

Освобождение троих заключенных — часть президентской стратегии перед выборами 2018 года, полагает политолог Евгений Минченко. «Это возврат к нормальности, но это не значит, что сейчас всех знаковых заключенных, у которых был активный пиар, отпустят», — полагает эксперт.

Источники: РБК

Комментарии