Россия
Офицер ФСБ: решения об аресте ВИП-чиновников принимает Путин
Виталий
3 дек 2016
0
497
Фото: ИТАР-ТАСС

По словам старшего офицера ФСБ в запасе, все решения об уголовном преследовании высокопоставленных чиновников принимает Путин.

Без одобрения главы государства не принимается ни одно подобное решение. Именно за президентом остается последнее слово, «поругать» ли провинившегося ВИПа или отправить за решетку.

После того, как был арестован Алексей Улюкаев, стало очевидным, что даже чиновники, имеющие категорию «А», в которую входят члены правительства, администрации президента и руководители регионов, запросто могут оказаться под пристальным вниманием спецслужб и попасть под следствие. Старший офицер ФСБ в запасе Александр С. рассказал СМИ, каким образом протекает сбор информации на топовых чиновников, а также кто принимает решение об арестах.

По его словам, на сегодняшний день почти все российские высокопоставленные чиновники являются представителями бизнес-сообществ, которые отстаивают интересы тех или иных как частных, так и государственных компаний. При этом, все данные корпорации прибегают к использованию спецслужб и правоохранительных органов, чтобы обеспечивать оперативное сопровождение борьбы за финансовые потоки. Данное противостояние – ни что иное, как война кланов или башен. Примечательно, что в очень крупных компаниях, типа «Газпрома» или «Роснефти», имеет место быть еще и жесточайшая внутренняя конкуренция.

Старший офицер ФСБ в запасе также отметил, что, учитывая сложившуюся в последние десятилетия обстановку, в лоббировании нуждаются даже крупные госпредприятия. В противном случае, частный бизнес может оттеснить их от выгодных заказов в любой сфере, в том числе и в области производства оружия. По словам силовика, такой расклад наблюдался в нашей стране в 90-е и 2000-е годы. При этом, долгое время руководить заведомо убыточными проектами позволяется очень узкому кругу лиц. Яркий пример тому проект, связанный с ракетой «Булава», который курирует Игорь Сечин. В роли другого крупного лоббиста сейчас выступает Дмитрий Рогозин.

Представитель ФСБ также отметил, что в конкурирующих структурах идет ожесточенная борьба с интригами, подкупами и использованием офшоров. При этом, в качестве одного из эффективных инструментов войны используется инициирование уголовного преследования. Возбуждение уголовного дела, при этом, может быть инициировано с  подачи руководжителя одной из госкорпораций.

Он также рассказал, что «разработку чиновников класса «А» могут вести несколько ведомств: «контора» (ФСБ) и МВД, к которым подключаются Генпрокуратура и Следственный комитет РФ. При этом, Александр С. отметил, что «контора» на сегодняшний день весьма неоднородна. Дело в том, что «некоторые ее главки завязаны на Бастрыкина, другие — на Чайку, третьи — лично на первое лицо». По его словам, в последние годы «контора» стала крайне могущественным игровым ведомством в борьбе, когда каждый старается продвинуть своих людей на важные посты и должности.

По словам Александра С., в настоящее время 99 % высокопоставленных чиновников постоянно находятся «под колпаком». При этом, не факт, что на каждого из них у оперативников есть что-то криминальное. Часто в разработке находится множество томов с отчетами о наружном наблюдении и прослушке телефонных переговоров. «Сладкая мечта власти еще с ельцинской эпохи — иметь компромат на всех без исключения. Этим занимались лично Борис Николаевич и его люди», — подчеркнул офицер.

Он также отметил, что имеется небольшой круг лиц министерского уровня, которые лично никаким бизнесом не занимаются и не гонятся за богатствами. В ряде случаев высокопоставленные чиновники ставят на ключевые должности проверенных лиц, которые решают их финансовые вопросы. «Хороший губернатор не будет красть — он создаст условия для реализации близкими ему людьми их бизнес-интересов», — добавил Александр С..

По его словам, под наблюдение чиновники попадают сразу после того, как оказываются в «высшей обойме» и достигают уровня «Б», будь то пост заместителя министра, службы или федерального агентства либо мэра не очень крупного города.

При этом, если интересующий объект до этого момента был совершенно «чист», что большая редкость, начинается сбор информации от агентуры, а также из закрытых и открытых источников. Александр С. отметил, что в сборе информации очень помогают публикации в СМИ и блогах, а также сведения, размещенные в соцсетях. «Что-то обязательно всплывает. Это может быть некий тайный бизнес, или, например, скрываемая связь с женщиной или мужчиной, наркотики, другие вредные привычки. Эту информацию обязательно отследят и передадут наверх до уровня руководства подразделений, занимающихся разработкой», — добавил офицер.

Далее возникает вопрос: чей это человек? Вариантов, как правило, три: объект может быть дружественным, нейтральным или враждебным. В первом случае информация, скорее всего, просто будет передана куратору, который занимается мониторингом оперативной обстановки в том или ином ведомстве.

Если же персонаж «нейтральный» или «чужой», то полученные оперативные сведения проверяются. Если информация подтверждается, начинается сбор доказательной базы. «Ведь нельзя положить на кремлевский стол вырезки из газет. Для этого начинается проведение оперативных мероприятий: прослушка телефона, установка наблюдения. Это решение принимается на уровне первых лиц разрабатывающего ведомства. По ходу работы или по результатам могут задействовать, к примеру, Бастрыкина, который в зависимости от политической обстановки может засветить эти данные президенту», — отметил офицер-запасник.

При этом, он отметил, что Бастрыкин вряд ли имеет отношение к задержанию с миллиардом наличными генерал-лейтенанта ФСО Геннадия Лопырева. По его словам, в данном случае сработала служба собственной безопасности ФСО, либо 6-я служба ФСБ, однако, это не совсем законно. «Но в этом подразделении есть люди, завязанные напрямую на «Первого». Так что и здесь, с большой вероятностью, не обошлось без ведома президента», — добавил Александр С..

Он также рассказал, что закрытые каналы связи, которыми пользуются чиновники высшего уровня, прослушиваются и записываются по умолчанию. «Никто по ним ничего интересного и того, что надо скрыть, не обсуждает. Важные сведения вылавливаются в переписке по электронной почте, мессенджерам, разговорам по «левым» мобильным телефонам», — отметил офицер ФСБ. При этом, он подчеркнул, что, как правило, под прослушку попадают все сотовые телефоны, которые находятся в радиусе нескольких десятков, а порой и сотен метров от объекта наблюдения, либо места его дислокации, будь то дом или работа.

Александр С. назвал постановкой версию с арестом министра Минэкономразвития Алексея Улюкаева. «Вся операция заранее готовилась целенаправленно. Его заманили в здание «Роснефти». Про взятку, на мой взгляд, серьезно говорить не стоит. Улюкаев не один десяток лет у власти. Идиотом не является. Его преследование может быть вызвано множеством различных факторов. Так, министра могли «подвести под монастырь» вообще без какой-либо реальной вины. Допускаю, что целью стало желание подать знак населению, своим подчиненным или наоборот — мощный сигнал мировому сообществу», — отметил офицер.

Он также добавил, что именно за президентом остается последнее слово при принятии решения о том, что делать с «провинившимся» ВИП-чиновником.

Источники: CrimeRussia

Комментарии