Россия
Мораторные рефлексы
Виталий Попович
15 янв
0
384
©Pixanews

Кто в России хочет вернуть смертную казнь.

За 20 лет после введения моратория на смертную казнь власть так и не выработала окончательной позиции по вопросу о высшей мере наказания. Наталья Корченкова выясняла, от кого в последнее время звучали предложения вернуться к применению смертной казни и почему ее полная отмена все еще остается крайне непопулярной мерой.

Поводом для начала дискуссии вокруг моратория на смертную казнь, как правило, становятся громкие преступления. 10 февраля 2013 года, комментируя жестокие убийства детей в Татарстане и Иркутской области, глава МВД Владимир Колокольцев заявил, что «как простой гражданин» не видит «ничего предосудительного» в возвращении казни для таких преступников. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков тогда подчеркнул, что глава МВД высказал личную точку зрения, а позиция президента в этом вопросе «хорошо известна, и ничего нового здесь не появилось». Напомним, что на встрече с участниками клуба «Валдай» 14 сентября 2007 года президент называл казнь «бессмысленной и контрпродуктивной»: «Бессмысленность смертной казни доказана тысячелетней историей человечества и современной цивилизации. И само по себе ужесточение наказания вплоть до смертной казни не является панацеей». Впрочем, уже спустя два месяца после заявления главы МВД Владимир Путин, комментируя теракт в Бостоне в ходе прямой линии, признался, что порой его «рука сама тянется к авторучке, чтобы подписать какие-то документы на возращение смертной казни, просить об этом депутатов». При этом он сослался на мнение специалистов о том, что «само ужесточение наказания не ведет к его искоренению».

За отмену моратория на смертную казнь высказывался и председатель Следственного комитета России (СКР) Александр Бастрыкин. Вслед за главой МВД он заявил в 2014 году, что «не призывает вернуть смертную казнь в порядке реализации», но «она должна присутствовать» в законодательстве. А выступая 9 декабря 2015 года в управлении СК по Удмуртии на мероприятии, посвященном смерти 13-летнего мальчика, который погиб, защищая сестру от педофила, глава СКР еще раз заявил, что «лично выступает за смертную казнь, прежде всего как человек». «Я не боюсь критики, когда начинают критиковать меня или тех, кто такие мысли высказывает,— заявил Бастрыкин.— Не надо лицемерить — зло должно быть наказуемо. Забрал чужую жизнь, тем более жизнь ребенка,— заплатишь своей».

Громкие преступления или теракты становятся поводом для новых выступлений в пользу смертной казни в регионах. В январе 2013 года заксобрание Кабардино-Балкарии выступило с инициативой об усилении ответственности вплоть до смертной казни — «за посягательство на жизнь журналиста». В региональном заксобрании отметили, что поводом к разработке законопроекта послужила гибель от рук боевиков журналиста ГТРК «Вести Кабардино-Балкарии» Казбека Геккиева. В Якутии в сентябре 2013 года после изнасилования четырехлетней девочки на несанкционированный митинг вышли около сотни человек с требованием вернуть смертную казнь в отношении педофилов. А после теракта 29 декабря 2013 года в Волгограде глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров предложил сделать «смертную казнь единственным неотвратимым справедливым законным наказанием за терроризм». 15 октября 2015 года глава Чечни Рамзан Кадыров также высказался за смертную казнь для террористов: «Чем быстрее они уйдут из этой жизни, тем быстрее у нас будет порядок».

Дискуссию об отмене моратория обострило присоединение Крыма к РФ. В апреле 2014 года Россию лишили права голосовать на сессиях и участвовать в работе уставных органов Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), в ответ делегация РФ покинула ассамблею. Это могло стать причиной для снятия моратория в России, ведь именно ПАСЕ рекомендовала в 1996 году комитету министров Совета Европы (СЕ) пригласить Россию в СЕ. Условием вступления в СЕ было намерение России подписать в течение одного года и ратифицировать не позднее чем через три года после вступления протокол N6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни. Протокол был подписан в апреле 1997 года, и, хотя российский парламент так его и не ратифицировал, он действует до тех пор, пока Россия не отзовет свою подпись. Но обострение отношений РФ с ПАСЕ могло свести на нет все предыдущие усилия по этому вопросу. Однако Минюст тогда заявил, что «приостановка членства в ПАСЕ или даже выход из нее не исключает необходимости соблюдения принятых РФ международных обязательств».

Законодательной поддержки сторонники смертной казни до сих пор не получили, впрочем, как и ее противники.

В электронной базе Госдумы остаются шесть актуальных законопроектов, связанных как с окончательной отменой казни, так и с отменой моратория. Ни один из этих проектов не принят даже в первом чтении, а инициативы президента Бориса Ельцина о полной отмене смертной казни и ратификации протокола N6 не рассмотрел даже профильный комитет. Самый ранний из законопроектов — «О моратории на исполнение наказания в виде смертной казни» — был внесен еще в 1997 году. Под сукном лежит и документ 2001 года об исключении такого вида наказания, как смертная казнь, из Уголовного кодекса РФ. Среди его авторов были депутаты фракции СПС, в том числе Борис Немцов, и нынешний глава профильного думского комитета Павел Крашенинников (а также Елена Мизулина, которая в 2014 году отозвала из-под проекта свою подпись). Все шесть документов 6 октября 2016 года, то есть в начале работы Госдумы седьмого созыва, были расписаны в комитет по госстроительству и законодательству, который возглавляет Крашенинников (теперь — фракция «Единая Россия»).

Статья 59 Уголовного кодекса «Смертная казнь» описана как «исключительная мера наказания… за особо тяжкие преступления» (геноцид, убийство, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, судьи, следователя) и не применяется к женщинам, лицам младше 18 и старше 65 лет. Не применяется она на практике, потому что в 1999 году Конституционный суд (КС) запретил выносить смертные приговоры до появления судов присяжных на всей территории России: статья 20 Конституции РФ гарантирует обвиняемым по «смертным» статьям право на рассмотрение их дел с участием присяжных. На тот момент такие суды действовали только в девяти субъектах РФ, но к 1 января 2010 года суды присяжных должны были сформировать во всех субъектах. В конце 2009 года Верховный суд просил КС разъяснить, какова дальнейшая судьба смертной казни в России. 19 ноября 2009 года Конституционный суд РФ, ссылаясь на международный протокол N6, определил, что «в России с 16 апреля 1997 года смертная казнь применяться не может, то есть наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться».

Депутатов же в последние годы активнее всего волновала тема отмены моратория, которую традиционно поддерживала ЛДПР. «Если будем вешать в центре города и труп будет висеть два-три дня, обязательно сократится количество преступлений»,— заявлял лидер партии Владимир Жириновский 14 ноября 2009 года. 22 мая 2012 года фракция ЛДПР внесла в Госдуму проект обращения к президенту об отмене моратория на смертную казнь по отдельным видам преступлений, в том числе за убийство ребенка, беспомощного человека или беременной женщины. В ЛДПР предложили ввести высшую меру наказания за убийство новорожденного ребенка, терроризм, бандитизм, распространение наркотиков и пиратство. Эти инициативы остались без движения.

Все инициативы были отклонены Госдумой, и только последнее предложение экс-депутата Худякова до сих пор остается на рассмотрении нижней палаты

Больше всех в Госдуме шестого созыва с мораторием боролся депутат от ЛДПР Роман Худяков (в Думу нового созыва не прошел). Он внес в декабре 2013 года сразу несколько предложений подряд, в том числе проект похожего обращения к президенту. В одном из документов он предложил применять высшую меру наказания к женщинам и иностранным гражданам, в другом — ввести смертную казнь «за склонение к потреблению наркотических средств», в третьем — за преступления «против половой неприкосновенности несовершеннолетних». В отзывах ко всем проектам депутата правительство и Верховный суд указали, что в РФ «смертная казнь не применяется», а предлагаемые изменения «подготовлены без учета международных обязательств» России. Все инициативы были отклонены Госдумой, и только последнее предложение экс-депутата Худякова до сих пор остается на рассмотрении нижней палаты.

В пользу применения высшей меры наказания регулярно высказываются и представители КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым. Так, группа депутатов-коммунистов 13 ноября 2013 года вносила в Госдуму проект об отмене срока давности для привлечения к уголовной ответственности за преступления, наказуемые смертной казнью или пожизненным заключением. Инициатива также получила отрицательные отзывы ВС и правительства и спустя два года была возвращена авторам.

20 ноября 2015 года за отмену моратория высказался и лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, прежде выступавший против смертной казни. «Раз «на войне как на войне», сегодня в своем выступлении я буду предлагать внести изменения в российское законодательство и как исключение из правил ввести смертную казнь для террористов и их пособников»,— сказал он. В марте 2016 года господин Миронов вместе с депутатами Михаилом Емельяновым и Олегом Ниловым внесли в Госдуму соответствующий законопроект. В качестве примеров авторы проекта привели крушение российского А321 на Синае, а также теракты в Париже и Брюсселе. Пока проект находится на рассмотрении, но ВС РФ и правительство дали на него отрицательные отзывы.

Председатель Госдумы шестого созыва Сергей Нарышкин неоднократно заявлял, что к такой мере наказания, как смертная казнь, относится «отрицательно». Последовательно против возвращения высшей меры наказания в том или ином виде выступал и Павел Крашенинников, подчеркивая, что смертная казнь в России — при большом количестве судебных ошибок — может быть чревата самыми непредсказуемыми последствиями.

Российское общество «все еще пребывает в советском сознании», считая, что «ужесточение меры наказания снижает преступность»

Правозащитник, соавтор законопроекта о моратории на смертную казнь 1997 года Валерий Борщев говорит, что «за время сталинской эпохи, когда расстрел считался обыденным способом решения проблем», высшая мера наказания «вошла в сознание как нечто нормальное». Российское общество, по его словам, «все еще пребывает в советском сознании», считая, что «ужесточение меры наказания снижает преступность». «Но это заблуждение,— говорит Борщев.— Тоталитарный режим действительно может влиять на преступность, но в отношении казни как таковой давным-давно доказано обратное. Америка тому пример: статистика показывает, что в штатах, где есть смертная казнь, преступность не ниже, чем в штатах, где казнь отменена».

Власть за 20 лет моратория так и не приняла окончательного решения в отношении смертной казни, поскольку «сама еще пребывает в состоянии советских мифов», считает правозащитник. К тому же эта тема остается площадкой для политических спекуляций, а лишаться таких площадок власть не любит. Наконец, и общественное мнение делает власть, по словам Борщева, «неспособной решиться на такую кардинальную и непопулярную меру, как полная отмена смертной казни».

Согласно опросам ФОМ, поддержка высшей меры наказания остается высокой, но, тем не менее, постепенно идет на спад. О том, что применение смертной казни допустимо, в апреле 2015 года заявляли 60% респондентов, хотя еще в 2001 году высшую меру наказания поддерживали 80% опрошенных. Чуть меньше половины респондентов в 2015 году (63% в 2006-м) сказали, что РФ следует вернуться к применению казни. По их мнению, это «заслуженное наказание за самые тяжкие преступления» и поможет снизить уровень преступности. Некоторые опрошенные не согласны с тем, что «на содержание заключенных тратятся деньги налогоплательщиков». Еще 27% респондентов поддерживают сохранение моратория, и только 5% считают, что смертная казнь должна быть полностью отменена. Они ссылаются на возможные судебные ошибки, подкуп судей и негуманность такой меры.

Возможность судебной ошибки — серьезный аргумент за отмену смертной казни, подчеркивает Валерий Борщев: «Известно, что перед тем, как был казнен Чикатило, был расстрелян невиновный». К тому же пожизненное заключение само по себе является «достаточно суровым наказанием»: «Я был во многих колониях, в одной из них осужденный к смертной казни в 1995 году Ряховский (серийный убийца Сергей Ряховский, из-за введения моратория казнь была заменена на пожизненное заключение, умер в колонии в 2005 году.— «Власть») просил меня, чтобы я способствовал применению к нему смертной казни. То есть для него она была легче пожизненного». По мнению правозащитника, те, кто сейчас выступает за отмену моратория,— популисты, которые «играют на настроениях непросвещенных людей» вместо того, чтобы «помочь им разобраться в вопросе».

Источники: Коммерсант

Комментарии