Россия
Эксперты о запрете импортных дефибрилляторов и томографов: в РФ достойных аналогов не производят
Виталий
8 дек 2016
0
160
Фото: pikabu

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление о запрете госучреждениям закупать дефибрилляторы и томографы иностранного производства, если у них есть хотя бы два отечественных аналога. С февраля 2015 года в России уже действует запрет на покупку 46 наименований импортных медицинских изделий, теперь же список увеличился до 128 наименований.

В него попали расходные материалы: бинты, антисептики, салфетки, тампоны, защитные маски. В перечень также включены предметы для личного использования пациентов: глюкометры, костыли и ходунки. Ограничения распространяются и на высокотехнологичное оборудование и протезы: дефибрилляторы, некоторые виды томографов, грудные силиконовые импланты. Владимир Путин, в свою очередь, заявил, что медоборудование и лекарства «не должны попадать под санкции». Значит ли это, что постановление он собирается отменить, пока неясно. Опрошенные эксперты сомневаются, что российская продукция сможет составить конкуренцию импортным медицинским приборам, а у сложного оборудования иногда и вовсе нет отечественных аналогов.

Василий Власов, профессор НИУ ВШЭ, президент Общества доказательной медицины: 

«Если бы отечественные медицинские приборы вышли на один уровень с иностранными, мы непременно бы услышали о расширении экспорта нашего оборудования, однако этого не происходит. Правительство пытается перераспределить прибыли от продажи этого оборудования в пользу социально близких российских бизнесменов и по пути немножко снизить расходы. При этом расходы не снижаются вообще, потому что как только русские производители чувствуют, что они со своим лекарством или каким-нибудь катетером оказались на рынке без конкуренции, их цены мгновенно становятся даже выше, чем у зарубежных производителей. 

Так что причина расширения списка запрещенного оборудования только одна — это экономический кризис и частично связанное с ним желание еще больше перераспределить бюджет в пользу «хороших парней».

Василий Власов

Василий Власов

Если продукция (дефибрилляторы, томографы, кардиостимуляторы, кардиомониторы, маммографы) так называемых русских производителей была бы конкурентоспособной, не пришлось бы вводить такие резкие меры.

В России есть производство качественных изделий, однако сложное диагностическое оборудование, о котором в первую очередь идет речь в сообщении правительства, производится у нас или в неполном цикле, или частично. Часть деталей делает импортный поставщик, а часть доделывают наши производители. И второй момент — оборудование у нас производится заведомо хуже, но оно, соответственно, дешевле, и всех это устраивает.

Я знаю, что некоторые рентгеновские аппараты (у нас всего один завод в стране их производит) вполне конкурентного качества. В России делают неплохие приборы для стерилизации, но это не высокотехнологичное оборудование, у нас научились производить некоторые инструменты, катетеры и стенты. Беда заключается в том, что в медицине используется огромное количество видов оборудования, этот перечень настолько широк, что не сравнится даже с запчастями для автомобилей.

Из-за запретов ситуация в больницах все время меняется, и они приспосабливаются к новым обстоятельствам. Сейчас в связи с тем, что в клиниках плохо с деньгами, в аптеках резко увеличиваются продажи предметов ухода. То есть больницы их не предоставляют, а перекладывают покупку на плечи пациентов и их семьи, ситуация ухудшится — начнут перекладывать и лекарства. Пока в больницах лекарства в основном предоставляются, но в скором времени и их будут приносить родственники. 

Что же касается приборов и изделий, в больницах это давно отработанный прием — в случае если чего-то нет, больные и родственники платят, а если есть какой-то плохонький отечественный прибор, и врачи считают, что это плохой вариант, они предлагают больным доплатить за импортный. Иногда это просто выкачивание денег из пациентов, а иногда реально обоснованная рекомендация, но больной, как правило, не может этого понять. Врач объясняет пациенту: если вы хотите, чтобы вам было имплантировано хорошее изделие, подпишите эту бумагу, что вы этого требуете и готовы заплатить. В итоге он получает прибор или изделие за деньги. Система оказания медицинской помощи довольно гибкая, она приспосабливается ко всем условиям, но в основном через выдавливание кишок из больного».

Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов:

«Проблема состоит, прежде всего, в том, что до сих пор так и непонятно, насколько наша промышленность способна выпускать в необходимых объемах соответствующее оборудование нужного качества так же, как и лекарства. И это несмотря на то, что мы говорим про импортозамещение в этой сфере уже около 2-3 лет. 

Александр Саверский

Александр Саверский

В связи с этим не мешало бы выставить на всеобщее обозрение соответствующие документы, подтверждающие способность нашей промышленности производить эти приборы. К сожалению, никакой информации в открытом доступе нет, поэтому оценить, насколько это решение правительства адекватно, просто невозможно. Хотелось бы надеяться, что когда мы «доедим» импорт, когда его уже не останется, наша промышленность действительно сможет произвести замену.

Однако существует вторая проблема — монополизация рынка: ФАС постоянно говорит о том, что заключаются картельные сделки при госзакупках, что компании друг с другом договариваются. Учитывая, что, допустим, оборудование выпускают два производителя, сложно надеяться, что они не договорятся и не будут играть на подъем цены и на преференции для самих себя.

Поэтому государство ведет себя как слон в посудной лавке, то есть вроде бы ратует за своего производителя, что, конечно, хорошо, но эффект от этого противоположный.  На месте властей я бы сделал иначе: не давал бы поставщикам преференции административного характера, а предоставлял бы им «длинные» инвестиции, кредиты, налоговые послабления. Действовать просто путем запретов — это, на мой взгляд, сильный перебор, потому что административным путем мы убиваем и конкуренцию, и возможность зайти на рынок. Те производители, которые осуществляли большие поставки по заказу государства, завтра просто уйдут с этого рынка, и потом вернуть их будет очень сложно.

Важный вопрос, который возникает в связи с работой отечественных производителей в сравнении с импортными, это их способность осуществлять постпродажный сервис, то есть гарантийное и постгарантийное обслуживание. У меня есть серьезные сомнения, что у наших производителей есть соответствующие сети, необходимые элементы для замены в сервисе, что мастерские готовы к работе с отечественным оборудованием, которое может сломаться.

Что касается качества российских медицинских приборов, я слышал от врачей, что есть неплохие вещи типа марлевых повязок, а какое-то более или менее сложное оборудование часто ломается и не очень понятно с точки зрения пользования. То же самое с таблетками — пока импорт хвалят больше. Откуда у нас взялись, например, российские томографы, я вообще не знаю, по крайней мере, 5 лет назад их не было. Насколько они вообще конкурентоспособны и по цене, и по качеству, и по объему, и по эксплуатационным характеристикам? У меня и у остальных экспертов информации на этот счет нет, в этом и заключается проблема.

Адекватной оценки мы пока не имеем. Понятно, что лоббисты есть и у тех, и у других. Я член экспертного совета при правительстве России и уже больше года прошу: дайте данные для оценки этих постановлений по импортозамещению! Но их просто не существует».

Источники: The Insider

Комментарии