Россия
Адвокат семьи Немцовых: Кадыров и его московский дружок генерал Золотов крайне недовольны вердиктом
Виталий
30 июн 2017
0
433
Борис Немцов / ©ИТАР-ТАСС

Коллегия присяжных в Московском окружном военном суде вынесла обвинительный вердикт в отношении всех пятерых обвиняемых по делу об убийстве Бориса Немцова. Соратники и родные политика считают, что дело все равно нельзя считать раскрытым, пока организаторы и заказчики убийства остаются на свободе. В Следственном комитете России заявили, что расследование против предполагаемого организатора убийства Руслана Мухудинова и его сообщников продолжается. Адвокат семьи Немцовых Вадим Прохоров рассказал о неожиданностях, с которыми он столкнулся на процессе, о недостатках следствия и о том, куда на самом деле ведут следы преступников.

Когда мне задают вопрос «Вы довольны вердиктом?», я отвечаю, что не могу рассуждать в таких терминах. Мы были бы довольны, если бы этого преступления не произошло и Немцов был бы жив. Но мы с уважением относимся к вердикту, потому что суд присяжных – пусть и не идеальная конструкция, но лучше пока ничего не придумали.

Действительно, мы не вполне согласны с вердиктом, например, в отношении Хамзата Бахаева, мы считаем, что его вина не была доказана. Он проводил время примерно там же, где остальные подсудимые, но нет твердых улик, что он участвовал в преступных деяниях.

Каков главный результат этого суда? Совершенно очевидно, что кровавый след этого убийства тянется в направлении кабинета Рамзана Кадырова, ведь признаны виновными именно выходцы из Чеченской республики, причем не простые.

Старшим всей этой группы, как было безусловно установлено в ходе судебного следствия, и с этим согласились даже прокуроры, был не Руслан Мухудинов, водитель, а Руслан Геремеев. Это человек из ближнего круга Рамзана Кадырова, близкий к братьям Делимхановым, в отношении которых мы также требуем провести следственные действия на предмет причастности к организации данного преступления. Очевидно, что эти лица не могли совершить своих действий без прямого указания или, как минимум, без согласия Рамзана Кадырова. Вполне возможно, что след тянется выше — в Москву.

Конечного заказчика надо искать в ближайшем окружении Рамзана Кадырова; необходимо также внимательно изучить роль генерала Золотова, многолетнего начальника охраны Путина и нынешнего главы Росгвардии. Собственно он, через несколько звеньев, был прямым начальником непосредственного исполнителя убийства — Заура Дадаева.

Проведя надлежащие следственные действия в отношении этих лиц, со временем можно будет установить, являются ли они конечными заказчиками. При этом следствие и российские власти страдают странной стеснительностью в отношении Геремеева. К нему в калитку постучали – никто не открыл, говорит нам следователь. Вот бы у нас также с оппозиционерами разбирались!

В их случае и дверь выбивают, и чуть не спецбортом доставляют в Москву, чтобы приговорить к штрафу или к 15 суткам административного ареста. Здесь же людей, причастных к самому громкому политическому убийству, боятся лишний раз побеспокоить, и, сдается мне, это неспроста.

Мы считаем, что данный вердикт с большой долей вероятности будет оставлен в силе в апелляционной инстанции. Я убежден, что и Кадыров и его московский дружок генерал Золотов крайне недовольны этим вердиктом, тут у меня никаких сомнений нет.

Вообще я впервые участвовал в суде присяжных. Во вторник, по сути, в первый день, когда мог быть вынесен вердикт, произошла очень интересная вещь: одного из присяжных застали с некими документами. Это были разлинованные ватманские листы, на них была расписана вся жизнь Немцова и каждого из пяти подсудимых — по дням, графам, времени, по доказательной базе.

Там были 15 разных граф  с информацией, которой нет даже в материалах дела. То есть кто-то провел огромную аналитическую работу, там не было прямых указаний на виновность или невиновность. Полагаю, что сам этот присяжный, программист по профессии, а вовсе не юрист, не мог проделать это самостоятельно.  У меня стойкое ощущение, что, некоторые силовые структуры явно не только недовольны вердиктом, но и работали на развал дела и могли заложить в него мину замедленного действия. Например, в этих документах есть данные за август 2014 года, а этот период не входит в материалы дела — по официальной версии, преступление готовилось с сентября.

Трудно избавиться от ощущения, что над этими бумагами работал целый аналитический отдел одной из спецслужб. Я абсолютно убежден, что у прокуратуры таких материалов нет, как нет их и у защиты обвиняемых и у нас, представителей потерпевших.

Если вердикт, каким бы он ни был, не устроил бы кого-то, то эти огромные ватманские листы с неизученными в ходе судебного разбирательства доказательствами — хорошая основа для отмены любого вердикта.

Однако, как совершенно правильно сказал Илья Яшин, теперь все только начинается. Кадыровцам большой привет со стороны потерпевших, мы будем и дальше активно заниматься делом, и мне трудно представить, как Следственный комитет сможет уклониться от очевидной необходимости разыскать и допросить Руслана Геремеева, братьев Зелимхановых, и, собственно, самого господина Кадырова, а возможно и кого-то выше.

Источники: The Insider

Комментарии