Разоблачения
Исповедь НТВ-шников: заказуха, цензура, безграмотность
Виталий Попович
8 сен
0
783
©Ведомости

После того как The Insider опубликовал материал о «заказухе» в программе «Деловое Утро» на НТВ, с изданием связались два сотрудника программы, на анонимной основе рассказавшие много новых интересных подробностей — о реальных расценках на «джинсу», о цензуре, зарплатах в конвертах и вопиющем непрофессионализме сотрудников.

Сотрудник №1

Программой «Деловое утро» занимается продакшн «Студия Утро», которая относится к ТМК Александра Митрошенкова — это они делали эфир с Кизяковым (которого поперли с Первого канала за мошенничество с деньгами). «Студия Утро»  выкупила эфирное время на канале на деньги спонсора банка ВТБ. ВТБ — официальный спонсор программы, их спикеры постоянно приглашаются в эфир. Для остальных появление в студии стоит 600 тыс.руб. Разумеется, это нигде как реклама не прописано, хотя договор с ними официально составляется.

Словом «обязон» в верстке программы обозначены проплаченные гости и материалы / ©The Insider

Кроме того, есть ведомства, с которыми мы дружим: например, Министерство финансов. Знаю случай, когда по звонку оттуда сняли сюжет с эфира.

Много заказного материала бывает из регионов — там губернаторы платят, особенно курский старается. Официальная минута заказухи стоит 400 тыс. И, конечно, никогда не бывает подписи «на правах рекламы».

1 сентября был материал про Артек — он точно заказной. Все, что касается РЖД — всегда платный контент, с ними заключен контракт. Скажем, в понедельник, 11 сентября, выйдет проплаченный материал про МЦК.

©The Insider

Помню, был огромный заказной сюжет про барнаульский роддом, там какие-то огромные деньги платили каналу (в эфире, конечно, ни слова про рекламу). Это был вброс против губернатора, заказывали серьезные люди через директора «Студии Утро» Марину Романцову. Потом был скандал, режиссеры в курилке рассказывали, что попросился высказаться губернатор — ну, типа, оправдаться, вышел аж через Земского (гендиректор НТВ), и тогда Романцова дала задание Татьяне Суворовой нарезать его так, чтоб было неубедительно, типа он говорит чушь.

А вот 4 сентября — проплачены сюжеты про Мединского, Сколково и Финансовый университет. Все три вышли в эфир.

©The Insider

Нельзя, конечно, приглашать ни коммунистов, ни ЛДПР. Было как-то, что снимали Жирика, так его запретили подписать как «партия ЛДПР». Кроме того «Студия Утро» дружит с Хуснуллиным, так что и Сергея Семеныча мы не трогаем. Когда делали про реновацию — был один позитив, мол, всем от этого хорошо.

А вообще, действует «правило трех „П“»: мы не трогаем Путина, полицию и патриарха. Как-то собирались делать сюжет про мошенничество с попрошайками в электричках — не дали, чтобы не трогать полицию. Понятное дело, что никаких акций оппозиции тоже не может быть.

После получения денег от ВТБ руководство программы, конечно, заинтересовано в том, чтобы на всем экономить и перераспределять себе. Корреспондентам не платят, пиарщики, корры — это, так скажем, пушечное мясо. Знаете, почему они работают с пиарщиками? Потому что нет там ни одного продюсера! Экономия! Я думаю, что и руководство не будет брать денег с пиарщиков, это для них слишком маленькие суммы.

Руководитель проекта Марина Романцова купила себе за время работы трешку на Речном вокзале, а ее муж — редактор Михаил Романов — получает 100 тыс. за две недели работы. В то же время корреспондент получает 5 тыс. руб. за сюжет. При интенсивной работе можно за месяц сделать сюжетов 10, больше в одиночку просто нереально — спродюсировать, написать, снять. Вот и приходится обращаться к пиарщикам с их платными спикерами, продюсеров-то нет. Ни один корреспондент, ни один оператор не получали ни копейки командировочных. А операторов перед командировкой заставляли писать служебную записку, что технику они берут в личное пользование.

Подрабатывают, кто как может. Например, наша шеф-редактор Фатима Кочева открыто одновременно работает пресс-секретарем «Московского НИИ глазных болезней им. Гельмгольца», все время притаскивает в эфир своих врачей. О конфликте интересов, конечно, никто даже и не думает.

Ни у одного сотрудника нет договора с компанией, о трудовой я вообще молчу. Не сделаны даже пресс-карты. Некоторые наши коллеги работали в предшествующей версии этой программы на НТВ — «Новое утро» — и там были нормальные пресс-карты НТВ, а сейчас только избранным выдают пресс-карты «студии Утро» — ну что это за бред? Деньги выдают в конверте и на усмотрение руководства, там сделка, а не оклад. То есть снял корреспондент сюжет по их требованиям, а они взяли и не выпустили в эфир. Кроме того, всех сотрудников стали переводить в ИП. Плохо понимаю, зачем это нужно, кажется, это способ ухода от налогов, компания не тратит деньги на обналичку.

Главная проблема — непрофессионализм. В каждом сюжете тяп-ляп, в титрах ошибка, смонтировано ужасно.

Экономия на всем. Поставили в корреспондентской компьютеры для вида, ни один не работает. Зато рука руку моет. Однажды написали место работы одного спикера как «мАсковский авеационый институт». Представляете, какой позор?

Программа никогда не сдавалась вовремя, в десять вечера еще монтаж, так что Дальний Восток зачастую смотрит черновой вариант. У меня вообще сложилось впечатление, что в продакшне «Студии Утро» собрались люди, далекие от тележурналистики, цель которых — бабок заработать. Рейтинги у программы минимальные, даже до 4% доля не дотягивает, не факт, что программу продлят на следующий год, если ВТБ не заплатит.

Для сравнения посмотрите продакшн, который делал «Утро» в прошлом году — White Media, серьезная компания. Не знаю точно, какие там были рейтинги, но девочки, работавшие там, говорили о 8% летом. Ведущие были звездные, темы — огонь, а тут — шарашкина контора. Митрошенков-то серьезный человек, но он там вообще не появляется. Обидно за коллектив — девочек сейчас ни за что поливают помоями, а руководство якобы ни при чем. Нам самим стыдно за такую программу.

Александр Митрошенков / ©The Insider

Сотрудник №2

Минута эфира в сюжете официально стоит 350 тыс. Сколько стоит спикер в студию, я не имею представления, спикеры редко приходят за деньги.

Продакшн старается, чтобы было поменьше острых углов. То есть был, например, один спикер, который очень жестко выражался по поводу российской медицины — его в эфир не дали.

То, что у нас зарплаты в конвертах — правда. И что ИП сотрудников заставляют создавать — тоже правда. Все охреневали от бесстрашия руководства программы, честно говоря.

Платная заказуха — это у нас ежедневная рутина, у меня верстки на каждый день есть с указаниями, но об этом я не хотела бы говорить.

О рейтингах мне судить сложно, я считаю, что мы делаем неплохой продукт. Много косяков было из-за непрофессионализма сотрудников, но в целом низкие рейтинги не очень понятны. Корреспонденты — в основном сброд практикантов-неудачников, вменяемых единицы. Да что там корры, если главред программы — Галина Балебанова — немногим лучше. Пришла с «России-24», чем очень гордится, несмотря на то, что была изгнана оттуда. На многих других каналах и проектах не прижилась, по моей информации, в связи с профнепригодностью. Отвечает за контент, который добывает, каким-то образом до сих пор пользуясь базами и источниками информации «России-24». Коллеги говорят, что у нее обязательства перед представителями каких-то банков и других ведомств, которых мы снимали, но ручаться за эту информацию не могу.

Источники: The Insider

Комментарии