Экономика и бизнес
Казна опустела
Виталий Попович
13 окт
0
513

Денег на приоритетные проекты нет, почти все госпрограммы ужмут, резервы исчерпаются, а Россия еще больше залезает в долги. Такой бюджет сверстал Минфин, который верит, что, несмотря на сокращение федерального финансирования, экономика России начнет расти.

Основные усилия представленной бюджетной политики сосредоточатся на сокращении дефицита: в 2017 году он составит 2,7 трлн руб. (3,2%), в 2018 году — 1,98 трлн руб. (2,2%), в 2019-м — 1,13 трлн руб. (1,2%).

Приоритеты подешевели

В результате все приоритеты правительства — старые и новые, которые готовятся по аналогии с национальными проектами предвыборной кампании президента 2012 года, финансируются очень скромно.

На 2017 год Минфин заложил на эти цели всего 30 млрд руб. На всю трехлетку в бюджете учтены расходы на эти приоритеты не более 75 млрд руб., следует из материалов ведомства.

В среду Дмитрий Медведев сообщил, что расходы по приоритетным проектам на следующий год «измеряются в пределах до 150 млрд руб.». Премьер-министр также сообщил, что по девяти из одиннадцати приоритетных проектов есть определенность с целевыми показателями.

Из проекта бюджета Минфина следует, что определенность есть только по семи проектам. Двух проектов в перечне расходов на 2017 год нет вообще. А по трем проектам («Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», «Безопасные и качественные дороги» и «Комплексное развитие моногородов») на следующий год финансирование не предусмотрено.

Еще в июне в Минфине говорили о том, что в пользу приоритетных проектов может быть перераспределено до 1% всех расходов бюджета уровня 2016 года. Тогда речь действительно шла о сумме порядка 160 млрд руб. Проект бюджета оставляет президенту Владимиру Путину и премьер-министру Дмитрию Медведеву выбор по распределению на приоритетные проекты предусмотренных для них резервов. Резервирование осуществляется по разделу «Общегосударственные вопросы» и составит в 2017 году 127 млрд руб., в 2018 году — 128,1 млрд руб. и в 2019-м — 131,5 млрд руб.

Эти деньги можно направить на «финансовое обеспечение непредвиденных расходов по решениям президента и правительства», говорится в документах Минфина. Но при принятии решений руководителям страны предстоит учитывать и то, что Минфин эти резервы предусмотрел в том числе и на проведение непредвиденных аварийно-восстановительных работ и иных мероприятий, связанных с ликвидацией последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций.

Поэтому приоритетные проекты, скорее всего, правительству предстоит наполнить уже включенными в обычные статьи бюджета расходами на давно запланированные цели.

Безусловные расходы

Другие возможности изыскивать средства в бюджете Минфином не предусмотрены. Дело в том, что еще одна особенность нынешнего бюджета — полное отсутствие условно утвержденных расходов.

До 2016 года у правительства было право оставлять в бюджете нераспределенными не менее 2,5% от общего объема расходов бюджета на следующий год и не менее 5% общего объема расходов бюджета на второй год планового периода. Эти средства распределялись при участии Госдумы весной, во время правки бюджета. В 2015 году таким образом было распределено до 400 млрд руб.

Эта практика Минфином была отменена для бюджета на 2016 год вместе с отменой «бюджетного правила». На 2017 год Минфин потребовал сохранить ограничение, внеся в Госдуму законопроект с соответствующими поправками в Бюджетный кодекс. На 2018–2019 годы условно утвержденные расходы пока тоже не определены.

Объяснение, которое приводится в материалах Минфина, лаконичное: «Учитывая существенное ухудшение экономической динамики, в том числе ситуации на мировых сырьевых и финансовых рынках, поступление дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета в 2017 году не прогнозируется и положения Бюджетного кодекса о «бюджетном правиле» приостановлены».

Скромные возможности бюджетополучателей

Предложенная конструкция бюджета отразила разные возможности главных распорядителей бюджетных средств отстоять свои расходы. Так, получатели гособоронзаказа не смогли серьезно увеличить расходы, по аналогии с 2016 годом, когда в их пользу были перераспределены более 600 млрд руб. социальных и инвестиционных расходов бюджета.

Бюджетные ассигнования по разделу «Национальная оборона» по сравнению с 2016 годом сократятся на сумму более 1 трлн руб. Доля в общем объеме расходов по этому разделу в 2017 году по сравнению с 2016 годом уменьшится с 23,7 до 17,6%. В 2018 и 2019 годах доли составят 17,1 и 17,9% соответственно.

Из гражданских бюджетополучателей явно проиграли лоббисты с Дальнего Востока. Госпрограмма «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока» на 2017 год финансируется всего на 49,7% от уровня 2016 года. Более 20% финансирования потеряли шесть госпрограмм, среди которых «Развитие здравоохранения» (-25%), «Содействие занятости населения» (-29,4%), «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2013–2030 годы» (-30,3%), «Энергоэффективность и развитие энергетики» (-27,2%).

Также 22,8% финансирования лишилась госпрограмма «Экономическое развитие и инновационная экономика». Потери по основной инвестиционной программе бюджета могли оказаться более серьезными. Но в эту программу оказались включены дотации на санацию ВЭБа в размере 150 млрд руб. на 2017 год. При этом предполагается увеличить уставной капитал АО «Корпорация развития Северного Кавказа» на развитие инвестиционной среды в Северо-Кавказском федеральном округе.

Увеличиваются расходы по девяти госпрограммам. Так, существенная прибавка в 67,8% к уровню расходов 2016 года предусмотрена по программе социально-экономического развития Калининградской области.

Также более чем на 20% увеличены расходы по программам «Развитие физической культуры и спорта» и «Управление государственными финансами и регулирование финансовых рынков». Рост расходов по последней программе связан с увеличением затрат на администрирование налоговой системы, ростом расходов по внешнему долгу и другими обязательствами правительства в валюте.

Кроме того, Минфин намерен нарастить в следующую трехлетку объем заимствований на внутреннем рынке примерно в три раза по сравнению с 2016 годом, до 1,05 трлн руб. в год (внешние займы могут достичь $7 млрд, в 2018–2019 гг. по $3 млрд). В целом объем государственного долга сохранится на безопасном уровне — менее 20% ВВП, считают в финансовом ведомстве.

По словам министра финансов Антона Силуанова, в текущем году финансирование дефицита бюджета осуществлялось на две трети за счет средств Резервного фонда, на одну треть за счет внутренних заимствований и приватизации. В следующем году больших поступлений от приватизации не ожидается и, чтобы не тратить остатки резервов, будет существенно увеличен объем внутренних заимствований.

По мнению финансового ведомства и ЦБ, этот объем размещений не сильно повлияет на финансовые рынки и возможности банковского сектора по кредитованию населения и бизнеса.

«Видим, что сейчас такая ситуация возможна, рынок имеет достаточно большой объем ликвидности. Здесь тоже главное не перегнуть палку с тем, чтобы инвесторы не требовали высоких ставок и коротких бумаг. Поэтому мы будем очень аккуратно осуществлять внутренние заимствования», — сказал в среду Силуанов, выступая на форуме «Россия зовет!».
Сейчас Минфин финансирует дефицит бюджета за счет средств Резервного фонда, продавая валюту Банку России.

В этом году он уже продал свыше $17 млрд за 1,17 трлн руб. И вероятнее всего продаст ее еще не менее чем на 1 трлн руб. На 1 октября в фонде оставалось 2,038 трлн руб., или $32,26 млрд. Кроме того, население и компании демонстрируют склонность к увеличению сбережений, а объемы кредитования растут незначительно. В результате всех этих факторов в банковской системе образуется так называемый структурный профицит ликвидности. Он, по ожиданиям Центробанка, сохранится весь следующий год.

ЦБ для того, чтобы излишек денег не оказывал понижающего давления на ставки в экономике и не стимулировал тем самым рост кредитования и потребления (регулятор полагает, что это помешает ему добиться снижения инфляции до 4% к концу 2017 года), уже начал проводить операции по абсорбированию ликвидности. Это депозитные аукционы и размещение облигаций Банка России.

Рост заимствований в следующем году Минфин и ЦБ рассматривают как инструмент того же самого абсорбирования ликвидности.

Отметим, что в первой же главе проекта бюджета, посвященной основным параметрам, по-прежнему учтена нормативная величина роста резервов с 6 трлн руб. в следующем году до 6,9 трлн руб. в 2019 году.

Наоборот, разделы, посвященные источникам финансирования дефицита, показывают, что Резервный фонд в 2017 году будет использован в размере 1,2 трлн руб. полностью. Из ФНБ в 2017 году будет потрачено 659,6 млрд руб., в 2018 году — 1,1 трлн руб. и 136,9 млрд руб. — в 2019 году. После этого в нем останутся средства, не связанные с обязательствами правительства потратить их на инфраструктурные проекты. Противоречие бюджетных статей в Минфине объясняют вовремя не внесенными правками в Бюджетный кодекс и предлагают верить той части, где указаны источники финансированию дефицита.

Также в проекте бюджета Минфина конфликт с Минэкономразвития о бюджетном влиянии на экономический рост сохраняется. Минфин настаивает на том, что в 2017 году ВВП вырастет на 0,6%, в 2018 году — на 1,7%, а в 2019-м — на 2,1%. Минэкономразвития накануне внесло в правительство макроэкономический прогноз, в котором базовый (бюджетный) сценарий предусматривает рост ВВП в 2017 году на 0,2%, в 2018-м — 0,9%, в 2019 году — 1,2%.

Окончательное решение по всем спорным вопросам бюджета правительство примет на заседании в четверг, 13 октября.

Источники: Газета

Комментарии